Костёр 1967-11, страница 47

Костёр 1967-11, страница 47

а

— Да-а... Так вот, ваш Гиа поклялся вами, говоря неправду. Я, говорит, прыгнул в воду с семиметровой скалы.

— Он не мог солгать.

— Что вы, доктор! Наш мальчик никогда не врет, — наверное, поддержал ее отец.

— А на этот раз соврал.

И теперь маме худо, совсем худо. И чем все это кончится?

На этот раз Гиа пронесся через ступеньки лестницы, вбежав во двор к Нане, во весь голос, так, что услышали все вокруг, заорал:

— На-на! На-на!

Нана была на балконе.

— Нана! Все это неправда! Я не прыгал со скалы. Все это неправда!..

Вернувшись домой, Гиа смело вошел в комнату к маме и остановился возле ее кро

вати. Мама раскрыла глаза и улыбнулась сыну.

Нет, лучше вовсе не клясться. Вот как-то Гиа сказал Нане, что у их охотничьей собаки родилось восемь щенят. Восемь — это не мало. Но Нана поверила и без клятвы, потому что щенят и в самом деле было восемь.

Нана поверила и тому, что Гиа посадил три грушевых дерева. Саженцы принес отец, а Гиа посадил их. Нана поверила и тому, что шелковичные черви у Гии свили коконы, и один из коконов прилип к потолку и из него вылезла бабочка. Бабочка как бабочка, а летать она не умела. Нана не видела всего этого своими глазами, но верила, когда Гиа рассказывал ей.

Видно, когда говоришь правду, клятвы ни к чему. Да... Видимо, так оно и есть.

Перевел с грузинского Ал. Эбаноидзе

6 «Костер» JVs 11

41

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?