Костёр 1968-05, страница 24




Костёр 1968-05, страница 24

Глаза у инженера сияли, лицо разрумянилось, и таким он был еще больше похож на мальчишку. Орнитоптер в его руке трепетал, как живой.

Вдруг он поставил модель на стол и повернулся к Тошке и Юрке.

— А теперь давайте с вами, друзья. Значит, вы хотите научиться монтировать карманные приемники? Это не так сложно, как некоторые думают. Итак, начнем...

Он взял большой приемник и снял заднюю крышку.

— Смотрите внимательнее. Прежде всего обратите внимание на то, как расположены на панели детали... Юра, передай мне пинцет.

— Владимир Августович, — сказал Тошка. — Мы уже не хотим приемники. Мы хотим орнитоптер. Мы просто про него ничего не знали...

— Честное слово, не знали, — прогудел Юрка.

Инженер отложил приемник в сторону и, прищурив глаза, посмотрел на ребят.

— Прежде чем решать, надо хорошенько подумать. Вы подумали? Может быть, приемники все же лучше?

— Нет! — замотал головой Тошка.—Ну что приемники? Пять раз послушаешь, от силы шесть, а потом надоест. Это только дурак будет слушать транзистор до бесконечности... А мы... Мы хотим орнитоптер, Владимир Августович.

— Решение бесповоротное? — спросил ин

женер.

™ Да,

Юрка.

в один голос сказали Тошка и

Ну что ж, друзья, тогда будем строить.

Только не орнитоптер, а энтомоптер.

— Володя, тебе, наверное, хватит на сегодня.

Мы вздрогнули от неожиданности и разом обернулись.

В дверях стояла высокая женщина, глаза у нее как у Владимира Августовича — такие же большие и такие же светлые. В руке сетка с продуктами. Голос строгий. Раньше мы ее никогда не видели.

— Вы что, с утра занимаетесь? Мне кажется, мальчики устали.

Инженер развернул кресло к двери и улыбнулся виновато.

— Да, да, Верочка, мы уже кончаем. Мы уже обо всем переговорили. У нас все в полном порядке.

Мы поняли, что пора уходить.

Когда мы прощались, инженер чуть слышно шепнул: «Завтра часикам к десяти».

Женщина вышла следом за нами во двор. У калитки она вдруг сказала:

— Вы на меня рассердились, мальчики? Нет? Ну и чудесно. Меня зовут Вера Авгус-товна, я Володина сестра. Я вот что хочу сказать. Вы, наверное, уже догадались, что Володя очень, очень болен. Это сейчас он немного лучше себя чувствует, а три месяца назад у него не действовала левая рука. Ему совсем нельзя волноваться и уставать. Я вас очень прошу, не давайте ему горячиться, оберегайте его от волнений. Я днем на работе, не вижу его, а вы у него бываете, вам это легче, правда? Обещаете? Ну вот и все. До свидания.

Мы пошли, а она еще долго стояла у забора, задумчиво опустив голову.

Тайна взмаха

На другой день чуть свет я был на ногах. И опять, как вчера, сердце замерло в груди от предчувствия необыкновенного. Необыкновенное было рядом — летающий велосипед с красивым именем орнитоптер. Я видел его так отчетливо, как стол в комнате или свой портфель с учебниками. Всю ночь он мне снился.

Я видел поблескивающий никелем руль и сложенные по бокам белые крылья. Он был похож на большую чайку, присевшую на волну, на чайку, в любой момент готовую взлететь.

Я вывожу его на улицу, сажусь в удобное низкое седло и на глазах у всех, взяв короткий быстрый разгон, поднимаюсь в воздух. Девчонки, задрав головы, затихают, потрясен

ные, а мальчишки вопят от восторга и, задыхаясь, мчатся за мной по дороге. А я нажимаю педали и плыву над садами, над улицами, над красными черепичными крышами к синим горам, и с каждым взмахом крылья поднимают меня все выше и выше.

Внизу все странно меняется. Деревья становятся похожи на траву, дома на костяшки домино, а вокруг раскрывается такая широта, такие просторы, что с непривычки слегка кружится голова.

И вот я уже ничего не вижу внизу — ни домов, ни людей, только река светлой ленточкой выбегает из блюдечка-озера да желтые ниточки дорог сходятся и расходятся на зеленом фоне.

А над головой голубой блеск неба, и я один, совсем один в этом бескрайнем

п



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?