Костёр 1969-12, страница 52

Костёр 1969-12, страница 52

Еще бы! Стал бы Бабушкин докладывать царским жандармам, что здесь, за Невской заставой, действуют кружки «Петербургского союза за освобождение рабочего класса!»

Люди на порыжевших фотографиях не могли себе представить в деталях, что будет здесь, на бывшем Семянниковском, семьдесят с лишним лет спустя. Учительница воскресной школы госпожа Крупская, возможно, встала бы в тупик, если бы ее в те годы спросили, что такое газовая турбина. Молодой адвокат Ульянов удивился бы, узнав, что именно этот самый завод, Невский машиностроительный, будет носить его имя.

Они верили только, что настанет время и освобожденный труд начнет творить чудеса, и,

i

W Ж U

V

Ач С

не щадя жизни, приближали это время. И поэтому, перечисляя узлы, без которых уникальнейший, современнейший, сегодня выпускаемый заводом агрегат не мог бы работать, надо бы, наверно, назвать и такие:

— Марксистская листовка, первая в Петербурге, написанная Лениным и Бабушкиным.

— Револьверы и ручные бомбы дружинни-ков-семянниковцев весны пятого года.

— Постановление Совета Народных Комиссаров о том, что Невский завод со всем имуществом переходит в собственность народа.

Приятель мой был задумчив. Я отпустил его рукав и дал подойти к ярко раскрашенной модели, которую обступили экскурсанты — директор музея Елена Иосифовна Шпаковская как раз говорила им о том, что завод за последние десятилетия стал пионером отечественного газотурбостроения.

Вращался зеленый, весь в иголочках лопаток, вал, его вращение передавалось компрес

сору. Бегущие по кругу огоньки показывали, как движутся струи газа.

— Она!—завороженно вздохнул тезка.

— Нет, не она,—возразил я. — Такие выпускали раньше. Они, правда, до сих пор трудятся на трассах газопроводов, подкачивают, подгоняют газ в пути, но мощность их — не рекордная и остальные показатели перекрыты. Только без этих, вчерашних, не было бы и твоей, так что смотри внимательно!

Меня окликнули, и я обрадовался: «Привет, Игорь! Будь добр, тут товарищ интересуется,— достань из кармана турбину!»

— Охотно,—сказал Игорь Николаевич Сас-ковец, начальник заводской машинно-счетной станции.— Сядем в сторонке.

И вытащил картонный прямоугольничек —

перфокарту.

На перфокарте колонки цифр, некоторые цифры пробиты, вместо них дырочки. Каждая дырочка — сигнал счетной машине.

50

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?