Костёр 1972-03, страница 35

Костёр 1972-03, страница 35

формировывается, и оружие надлежит сдать. Потом его рассортируют, трофейное пойдет в переплав, самодельные пистолеты, гранаты, обрезы будут сохранены для истории. Винтовки, карабины складывать в одном месте, советские отдельно от трофейных, автоматы отдельно, боеприпасы отдельно.

И стали расти на пустыре груды оружия, а командир отряда стоял за тем же снарядным ящиком и отмечал пр списку, кто что сдает. Он был занят своим, сосредоточен и не сразу понял, чего хочет от' него Вацлав. А Вацлав смотрел на командира умоляющими глазами и прижимал к груди с(вой карабин.

— Один разик, товарищ командир отряда! Разрешите, пожалуйста!

— Что разрешить? — недоуменно уставился на Вацлава командир. — Ты чего хочешь?

— Выстрелить, — тихо сказал Вацлав. — Один разик...

— Выстрелить? 4- удивился командир. — Ах, да, выстрелить!

Он положил карандаш на список, сделал знак стоявшим в очереди бойцам, чтобы повременили со сдачей, вышел из-за снарядного ящика.

— Гм, выстрелить!.. Выстрелить, конечно, можно. Только сначала надо проверить, в каком состоянии твой карабин. Давай-ка его сюда!

Командир взял у Вацлава карабин, клац-нул затвором и прицелился в небо. И — щелк! — раздалось вместо выстрела.

Командир озадаченно повернул затвор, осмотрел его, виновато глянул на Вацлава.

— Мд-а!.. У него, оказывается, боек сбит. Видно, тот фашист, у которого мы его отобрали, успел испортить. А мы и не заметили... Вот ведь какая незадача, а? --

Вацлав только моргал в растерянности, ему и в голову не приходило, что командир сказал неправду, что он тогда, в апреле, когда Вацлава пастушком назначили, сознательно выдал ему неисправный карабин, чтобы Вацлав не бахнул невзначай, не убил бы сам себя. Совсем ведь мальчонка все же!..

— Ну, а выстрелить ты все-таки можешь!— весело улыбнулся командир. — Из маузера!

Он вынул из деревянной колодки маузер, левой рукой обнял Вацлава за плечи, правой вложил ему рукоятку маузера в руку, согнул ее в локте, чтобы дуло кверху было поднято.

— Ну, стреляй!

Вацлав зажмурился и нажал на спуск. Гулко ударил выстрел, отдача толкнула в руку, в ушах зазвенело. Он открыл глаза, посмотрел на небо — в знойной июльской синеве медленно плыли кучевые облака и кувыркались голуби.

Для Вацлава война кончилась.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?