Костёр 1972-04, страница 28

Костёр 1972-04, страница 28

£ ' I i 4

— Дедушка! — крикнул Володя. — Ay нас картошка есть...

В добрых глазах старика появилась усмешка.

— Парень, да кто же уху варит с картошкой? Это только у вас, в городе... Картоха уху только портит, рыбный дух убивает. Не-ет, настоящие рыбаки картоху к ухе на полверсты не подпустят. Ты„ парень, ту картоху лучше в золе запеки. Такую и я с милой душой скушаю.

Вот тебе и открытие: уха без картошки!

Всю рыбу дедушка Никодим выложил на большую, чисто выскобленную доску, и потому мы ели поблескивающую янтаринками сиговую уху «пустую», Ели с хлебом, деревянными раскрашенными соловецкими ложками. Ручка у моей ложки была вырезана в виде рыбки. Может быть, из-за нее уха и показалась мне такой душистой и вкусной?..

— Мы тут с сыном рыбачим, — говорил дед. — Он с утра домой поехал, сольцы да табачку привезти. Тоже уже мужик в годах. Сорок шестой пошел. Семья своя и изба своя. Растет народ!

«Сорок шестой! — подумал я. — И растет. А нам с Володей по тринадцать. Сколько еще расти, узнавать, открывать!»

Потом мы ели рыбу, такую вкусную и нежную, что язык за ней в горло лез.

И пока мы гостили у деда Никодима, услышали, что «не умеючи и лапти не оплетешь» — всему нужно учиться. Это, конечно, нам было известно и раньше, но все-таки... И нельзя, оказывается, вбивать гвоздь в тонкую доску, не затупив его — расколет. А крепкую бечевку-стоянку можно легко разорвать, сделав из нее на ладони петлю. «Не целься в человека даже из простой палки — случается, и палка стреляет, — сказал еще дед Никодим. — Будешь играть с палкой, а потом и ружье ненароком вскинешь. Станешь целиться в человека, от опытного охотника и по шее получишь...»

Поблизости от берега проплывал небольшой карбас. В нем сидел бородатый старик в зюйдвестке — под стать деду Никодиму.

Старик в карбасе приподнял зюйдвестку и поклонился в нашу сторону. Дедушка Никодим ответно приветствовал его:

— Мое почтение! Доброго здоровья!

— Кто это? — спросил я.

— Не ведаю, — ответил дед.

— А почему же он поздоровался? И вы...

— Так уж, обычай. Знаком, незнаком, а поклониться да здоровья пожелать обязательно надобно. Порядок такой, уважение к встречному человеку.

Спустя полчаса мы поблагодарили деда Никодима за угощение, попрощались с ним и отплыли.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?