Костёр 1972-05, страница 5

Костёр 1972-05, страница 5

ттш

С ТИМУРОМ

Геннадий Черкашин Рисунки В. Топкова

Я приехал в Закарпатье той октябрьской порой, когда кажется, что кто-то щедрой рукой вылил на поля чистые краски осени и они свободно льются по крутым склонам Карпат и вот-вот затопят долины...

Да, много видел я красивых мест, быть может, даже более красивых, чем те, где я теперь оказался, но такой яркой, такой богатой оттенками осени я не видел нигде. Наверное, не следует этому удивляться, если издавна >на всю Европу славятся местные леса такими редкими породами, как бук, ясень, граб, тис, не говоря уже о том, что здесь и дуб, и клен, а ели, — таких высоких, стройных, с темно-зеленой лоснящейся хвоей елей не встретишь на всем свете, — но даже зная вое это, нельзя не удивиться, когда синие издали горы становятся вблизи пестрыми, как тканые ковры и рушники гуцулов. Эти же краски царят и на вышитой одежде местных жителей.

В краю, где такая осень, не может быть унылых и скучных людей. И правда, здесь живет веселое и лихое племя лесорубов и сплавщиков леса. Где бы я ни встречал мужчин—на автостанции, в пути, в столовой—

тут же непременно присутствовал топор с длинным топорищем, деревянная трубка с длинным мундштуком и лукавый взгляд из-под коротких полей шляпы-кресани. Наверное, точно так же выглядели опричники неуловимого Олексы Дов-буша, разве только рукоятки пистолей еще торчали из-за широкого пояса-череса. Признаюсь, с первого дня, а может быть, и часа, я полюбил этот край и людей, которые в нем живут...

Как это часто случается в горах, шоссе прижималось к реке, повторяя чуть ли не все ее изгибы, отчего в автобусе, несмотря на работающий мотор, слышалось глухое журчание воды. Из окна автобуса я наслаждался видом осенних гор и серебристой, как рыбья чешуя, Тисой. Я не оговорился, это сходство с рыбьей чешуей создавалось из-за сильного течения и того огромного количества мелких камней, которые вода встречала на своем пути.

В это время пода Тису легко перейти вброд.

А ведь было время, когда по Тисе сплавляли в Дунай лес, который заготавливают в горах. Лес оплавляли по средам — целую неделю для этого за высокими плотинами в

верховьях Белой и Черной Тисы накапливали воду. Вот уже шесть лет лес таким образом не сплавляют, а говорят, зрелище было грандиозное: несущаяся со страшной скоростью высокая вода «повидь», а на гребне ее лихие плотогоны. Я видел, как петляет в этих местах Тиса, и мне кажется, что провести здесь плоты требует большего мастерства, чем завоевать первенство мира по гигантскому слалому.

Я потому так подробно пишу о Тисе, что причина моей поездки в Закарпатье самым тесным образом связана с этой рекой. И еще с Колей Берна-ром — тем украинским пионером, которому на Всесоюзном слете пионеров в Ленинграде вручили юбилейную медаль «К столетию со дня рождения В. И. Ленина».

Постоянные читатели «Пионерской правды», наверное, помнят эту историю, о ней писала газета в 1970 году. Расскажу ее кратко для тех, кто пропустил этот номер газеты или два года назад ходил еще в октябрятах...

Случилось это той же весной, в мае месяце. А еще точнее, четырнадцатого мая. Уже летние каникулы были не за горами, уже в долинах отцве

3

/

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?