Костёр 1972-06, страница 15




Костёр 1972-06, страница 15

Солдаты были мускулистые и загорелые. Только одному солдату никак не давался прыжок через «коня». Разбежится и перед самым «конем» остановится, разбежится и остановится.

Валерка едва удержался, чтобы не фыркнуть — таким смешным был этот солдат. Разбегался он, шумно дыша и громко топая сапогами, грозный, как надвигающийся паровоз. А затем, вдруг вильнув в сторону, останавливался — не решался прыгнуть. И смущенно, даже виновато оглядывался на своих товарищей.

На его месте Валерка провалился бы от стыда. Или просто не стал бы делать это упражнение, и все. Лучше, чем так позориться.

Однажды, в третьем классе, его вызвала учительница к доске, а у него никак не получалась задача. Учительница говорила ему: «Попробуй-ка, Сорокин, еще разок... Ну-ка, подумай спокойно, каким еще способом можно решить...» Задачка была совсем не сложная, пустяковая задачка, и ребята начали посмеиваться над Валеркиной несообразительностью. Тогда он сказал: «Не буду», — и положил мел. «Не буду и все». Конечно, в дневнике у него тотчас же появилась двойка — зато все узнали, какой гордый человек Сорокин.

А у этого солдата, видно, не было гордости ни на грош — он терпеливо выслушивал советы и насмешки товарищей и послушно разбегался снова, и все пытался прыгнуть до тех пор, пока командир наконец не сказал ему:

— Достаточно, Кравчук, на сегодня. Потренируетесь еще вечером в личное время...

Валерка еще немного понаблюдал за другими солдатами, но чутье подсказывало ему, что здесь еще не самое интересное, что сегодня он наверняка увидит еще кое-что.

И Сорокин-младший не ошибся.

Он прошел по дорожке прямо, затем свернул влево, потом снова вправо и тут остановился.

Он увидел людей, похожих то ли на водолазов, то ли на пришельцев из космоса. На людях этих были резиновые противогазные маски с длинными хоботами, желто-коричневые клейкие костюмы и резиновые перчатки. Некоторые держали в руках какие-то приборы. И правда, они словно только что высадились на землю и теперь присматривались к ней.

Тут же, неподалеку, возвышалось какое-то деревянное сооружение, и время от времени эти существа с хоботами отправляли туда обыкновенных солдат в обыкновенных галифе и гимнастерках.

Хотя Сорокин-младший в свои десять лет успел уже прочесть немало фантастических книжек, он, конечно, ни на секунду не поверил, что эти существа в резиновых масках — при

шельцы с других планет. Он сразу догадался, что это тоже солдаты, только переодетые.

Сорокин-младший сначала на всякий случай скромно постоял в стороне, а потом осмелел и подошел поближе. Ему не терпелось разобраться, чем занимаются эти люди. И приборы их рассмотреть тоже не мешало бы. Кто знает, может быть, ему дадут подержать такой прибор или пощелкать переключателями! А что, однажды в городе бульдозерист разрешил ему забраться в кабину и подержаться за рычаги, а в другой раз...

Что было в другой раз, Сорокин-младший припомнить не успел, потому что услышал приглушенный, словно доносящийся издалека, голос:

— Ты что, пацан, здесь потерял?

Человек, которому принадлежал этот голос,

был небольшого роста, самый маленький среди солдат, но так же, как и остальные, в противогазе и прорезиненном комбинезоне.

— Ничего, — сказал Сорокин-младший.

— Ну и чеши отсюда! Видишь — здесь люди работают.

— А вам что — жалко? — оказал Сорокин-младший довольно дерзко. — Посмотреть, что ли, нельзя?

Вот тут он совершил ошибку. Почему-то он никак не предполагал, что этот малорослый человечек может оказаться начальником. За начальника он принял совсем другого — медлительного и сутуловатого солдата.

— Здесь не цирк, чтобы смотреть, — сказал маленький. — Здесь зараженная зона. Понял? Ну, быстро отсюда!

Валерка отступил только на шаг. Зараженная зона! Глупенький он, что ли! Это только так говорится: «зараженная»! А на самом деле никакая не зараженная. Как в военной игре. Говорят — «убитый», а на самом деле этот «убитый» потом еще лишнюю порцию компота просит!..

— Что я сказал? Иди по-хорошему! — повторил маленький человек.

Бывают же такие люди — как привяжутся, так ни за что не отстанут! Жалко ему, что ли, что Валерка здесь постоит? Так нет, заладил: «Иди! Иди!»

Из-за того, что этот человек был в резиновой маске и в особом костюме и смотрел на Валерку через круглые стекла противогазных очков, а сам Валерка стоял перед ним и легкой рубашке, к тому же уже испачканной лапами приветливой рыжей псины, он чувствовал себя как-то неловко, неуверенно. Словно зимой, в мороз выскочил на улицу неодетым и стоит, разговаривает с человеком в шубе.

И все-таки упрямство уже накатило на Сорокина-младшего.

13



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?