Костёр 1972-06, страница 56




Костёр 1972-06, страница 56

ВЕСЕЛО В „ЦИРКЕ"

Если бы вам сказали «человек-птица», кого бы вы могли себе представить? Уж наверное, не толстяка-коро-тышку, который, победно сияя улыбкой, взлетел над двумя стульями и столом1

Этот толстяк — истинный цирковой артист. Он ловок вопреки всему на свете, даже вопреки своей невероятной толщине. Вся его поза, предельно размахнувшиеся руки и ноги как бы говорят: глядите, как я ловок! Режьте меня, а я все равно ловчее всех!

Таких жизнерадостных картинок в «Цирке» четырнадцать. Столько же, сколько и страниц: на каждой странице — картинка.

Картинки рисовал художник Владимир Васильевич Лебедев, стихи писал Самуил Яковлевич Маршак.

Было это в 1925 году, в Ленинграде.

С тех пор книжка «Цирк» не раз переиздавалась в СССР и за границей, ее хвалил А. М. Горький, высоко ценил французский писатель Р. Роллан.

О «Цирке» С. Я. Маршака и В. В. Лебедева можно рассказать столько интересного, что и целого «Костра» будет мало. А у нас только этот разворот. Но ничего, и на развороте кое-что уместится.

Вот едет ловкая «мамзель Фрикасе на одном колесе». Ее черные волосы не падают вниз, как полагалось бы, — они будто парус, надутый ветром: так быстро движется «мамзель Фрикасе».

А рядом скользит по проволоке скрипачка, и ее движение уже нарисовано по-иному. Взгляните на тумбы, между которыми перекинута проволока. Правая несколько ниже. Зачем? А чтобы нам с вами, зрителям, дать почувствовать: дама-скрипачка отнюдь не невесома. И когда она надвигается на тумбу, та словно заранее оседает.

Посмотрим снова на веселого толстяка.

Все части его тела чуть-чуть съехали со своих обычных мест. Голова совсем закрыла шею, а живот спрятал под собой ноги. Удивляемся? Ругаем художника за то, что не по правде нарисовал? Нисколько. Нам от таких чудес еще интереснее и веселее, это ведь цирк, в цирке все возможно.

Но самое интересное здесь все-таки не это... Перед нами — фантастическая пирамида, вовсе, казалось бы неправдоподобная, а между тем крепкая! Не шатается!

Как Лебедев убеждает нас в ее устойчивости? Это хитро задуманный, основанный на особенностях нашего зрения, фокус: оба стула, заставляя стол удерживаться на одной ноге, тянутся в одну сторону — влево. А клоун, в свою очередь, сдвинулся вправо. Вот они и тянут— каждый в свою сторону. А в итоге равнодействующая сила не дает пирамиде развалиться, пока акробат сам этого не захочет.

Мы не видим на этих рисунках ни арены, ни многочисленных зрителей, ни яркого света прожекторов. Ле-

ЧЕЛОВЕН - ПТИЦА! МОЖЕТ ПОМЕСТИТЬСЯ

МАМЗЕЛЬ ФРИКАСЕ

НА САМОЙ UMVWKE АДМИРАЛТЕЙСКОГО «ЛИЦА?

НА ОДНОМ КОЛЕСЕ.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?