Костёр 1975-02, страница 26

Костёр 1975-02, страница 26

Ребята из отряда Топпи стали смеяться и говорить, что мы струсили. Тэд покраснел, но продолжал настаивать на своем. Тогда-то и пришла ему в голову идея, которой суждено было вписать новую славную главу в историю города Оттербери.

— Слушайте-ка, — воскликнул Тэд. — Вы можете помочь нам, если захотите. Мы решили собрать деньги на стекло, которое разбил Ник. У него дома неприятности.

— Послушай, — перебил Топпи, высокий худой парень с челкой, постоянно спадающей на глаза. — Мыто здесь при чем? Ведь окно разбили не мы!

— Да, но мы все гоняли мяч, и на месте Ника мог оказаться любой, — ответил Тэд.

— Ты нам проповедей не читай, ведь мы же не в воскресной школе, — заявил Питер Бате.

— А ну, заткнись, Бате, — не вытерпел я. — Не то я тебя так вздую.

— Струсили, струсили, желторотые сосунки! — закричал Прун.

И уже казалось, не миновать нового сражения, когда вдруг Топпи прикрикнул на свою армию:

— Эй, вы, заткнитесь!

Потом он повернулся к Тэду:

— Ну и что с того, что мы все гоняли мяч?

— А то, что когда мы вбежали гурьбой на школьный двор, кто-то закричал: «Бей!» Мяч в это время был как раз около Ника, и он по нему ударил. На его месте мог оказаться и ты, и я — любой из нас.

— Что ж, значит, ему не повезло, — сказал Питер.

— Но, послушай, гол забивает кто-нибудь один, а очко засчитывается всей команде. То же самое и здесь.

— Тебе ли говорить о футболе? Сам с трех метров мажешь мимо ворот, — перебил Прун.

Это была такая вопиющая ложь, что даже у наших противников заговорила совесть. Ведь все знают, что Тэд — центр нападения в школьной команде и занимает это место не зря.

— Не дерзи, Прун, — одернул его Топпи. Вид у него был рассеянный, словно он крепко задумался над чем-то.

Странный парень этот Топпи. Иногда он первый задира, а временами такой тихоня!

— А пожалуй, верно. Сражения уже всем надоели. Детские забавы, больше ничего. Вот удивится старый Брюзга, наш почтенный директор, когда мы явимся во вторник и принесем деньги. — И Топпи заговорил, подражая директору: «Мы все от самых маленьких до самых старших, включая и меня, должны добиваться, чтобы у нас в школе воцарился... кхм, кхм, дух единства. Мы все должны быть членами большой дружной семьи. Мазвелл, ты почему не слушаешь? Останешься за дерзость на два часа без обеда».

Топпи откинул со лба волосы и продолжал:

— Так давайте покажем ему, что такое дух единства. Создадим Великий союз наших отрядов и постараемся раздобыть деньги!

Тэд и Топпи сидели за столом из досок, положенных на мусорные ящики, а ребята из обоих отрядов по очереди подходили к столу и выворачивали содержимое своих карманов. И вот на столе выросли две горки: одна из денег, другая — из мелких предметов: перочинных ножей, шариков, леденцов, карандашей. Я лично пожертвовал монету в шесть пенсов и старый водяной пистолет. После того, как каждый сделал взнос, у нас набралась целая куча всякой всячины, да еще четыре шиллинга и восемь с половиной пенсов наличными.

Мы считали, что вырученных за всякую всячину денег и наличных четырех шиллингов и восьми с половиной пенсов будет вполне достаточно, чтобы уплатить за стекло.

Но все вышло иначе. Вскоре Топпи и Чарли вернулись. Вид у них был довольно мрачный. Топпи выложил на стол полкроны.

— Вот и вся выручка — сказал он.

Мы прямо ахнули, а Питер Бате воскликнул:

— Вас надули!

— Сначала нам предложили всего два шиллинга, — сказал Чарли. — Топпи торговался как черт. Но уго

ворил старьевщика только на полкроны. Топпи даже притворился, что собирается уйти. Тогда старьевщик накинул еще шесть пенсов и ни гроща больше.

Настроение у бедного Ника упало, как стрелка барометра перед бурей. Но держался он молодцом. Он сказал, что очень благодарен нам за все, что мы для него сделали и что не стоит беспокоиться. Но Топпи решил не отступать, и глаза его засверкали дьявольским огнем.

— Рано вешать нос. Ведь если взяться за дело как следует, деньги можно достать. Если двадцать три здоровых парня не могут собрать каких-то четырех фунтов — грош нам цена!

Деньги нужно достать! В нашем распоряжении суббота и воскресенье. Да если взяться за дело по-настоя-щему, то весь Оттербери будет нам выплачивать дань! Взобравшись на кучу мусора, Тэд обратился к ребятам с речью:

— Стране не хватает рабочих рук. Мы обеспечим Оттербери рабочей силой. Мы будем выполнять любую работу: мыть окна, пропалывать огороды и т. д. и т. п.

Кое-кто при этом вздохнул, а кто-то сказал:

— У нас нет ни лестницы, ни тряпок, а без этого окон не вымоешь.

— Все достанем, осел!

— А я не умею полоть грядки, сорняка от цветка не отличу, — пожаловался Чарли Мазвелл.

— Ты просто трутень, — напустился на него Питер Бате. — Это тебе не песенки в хоре распевать.

И тут Тэд прищелкнул пальцами:

— Придумал! Чарли будет петь рождественские гимны.

— Петь на улице? Ни за что!

—i Ты будешь не один. Кто еще поет в хоре? Поднимите руки.

Трое ребят подняли руки.

— Хорошо. Вот вы и будете петь. Позовите кого-нибудь еще из хора. Порепетируйте, а в субботу выходите на улицу и пойте.

— Но какой же рождественский хор в середине июня?

— Ну так пойте не гимны, а шуточные песенки, что хотите!

— Все идет как надо, — сказал Топпи радостно. — Каждый должен делать, что умеет. Например, Дик Ко-зенс — специалист по морскому жаргону. У него брат на флоте. Пусть учит желающих всяким словечкам и берет два пенса за урок.

Ребята пришли в восторг. Говорили все сразу, перебивая друг друга, предлагали то и это. Вообще, я заметил, что стоит одному начать что-то, как остальные делают то же самое с такой радостью, словно всю жизнь только об этом и мечтали.

Один мальчик сказал, что может взять из дома щетки и сапожную мазь и чистить прохожим ботинки на перекрестке у светофора. Но другой заметил, что стоит превосходная погода, а люди чистят ботинки только в слякоть. Мы было совсем отказались от этой прекрасной идеи, когда Тэд внезапно выпалил:

— Мы им испачкаем ботинки!

Тут все стали предлагать способы, как испачкать прохожим ботинки.

Однако об одной вещи мы никак не могли договориться. Нам очень нужна была помощь девчонок. Питер Бате заявил, что девчонки сразу начнут командовать.

Но Тэд сказал:

— Раз мы больше не воюем, вполне можно принять девчонок.

В субботу, 14 июня, утро выдалось ясным и теплым. Всходило солнце. Городок Оттербери мирно спал и не знал, что на десять часов была назначена операция «Стекольщик». В это время хозяйки отправляются из дома за покупками.

Ровно в десять часов с Элли Лейн на Вест Стрит выехала повозка. В ней нелегко было узнать наш танк, который совсем недавно под ураганным огнем катился к Месту происшествия. К башне была привязана лестница, из жерла орудия торчала швабра с длинной рукояткой, по бортам танка висели плакаты, на которых

23

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?