Костёр 1976-02, страница 21

Костёр 1976-02, страница 21

подымить всласть можно, — и мясистой лапищей он увесисто шлепнул Витю.

Витя резко выпрямилась, покраснела и уже собиралась сказать грубияну какую-нибудь резкость, но, увидев смеющиеся глаза капитана, сдержалась. Видно было, что Станислав Сергеевич обо всем догадался и с трудом сдерживается, чтобы не расхохотаться.

Аркадий Витальевич схватил полотенце, вытащил мыло и побежал в конец вагона.

Капитан, наконец, не выдержал, повалился от хохота на диван.

— Вас действительно Витей зовут? — спросил он, не переставая смеяться.

— Да. Вообще-то я Виктория, но дома — Витя. И в школе тоже.

— Дела! Вы пока не признавайтесь. До вечера. Разыграем нашего покровителя искусств.

— Договорились! — Вите снова стало хорошо и спокойно. Этот Станислав Сергеевич удивительно напоминал чем-то папу, хоть внешне они совсем не были похожи. И все-таки если приглядеться, похожи — жестами, интонациями, всей повадкой. Ей даже показалось, что она когда-то давным-давно была уже знакома с этим неловеком.

Краем уха она слышала сквозь растворенную дверь разговоры соседей, поняла, что капитан сдал в Архангельске свой лесовоз другому капитану, а сам едет в двухмесячный отпуск в тот самый город, что и она. Слышала, что Аркадий Витальевич, свободный художник, реставратор и коллекционер, едет в Южную Россию поискать по хуторам и станицам редкие иконки, старинную утварь, скифские вещицы.

«Жуликоватый он какой-то, даром что похож на благородного сенбернара», — мельком подумала она. Ее звали обедать, но она рассеянно отказалась. Все глядела и глядела на мелькающие в окне перелески, деревушки: на белоголовых пастушат, отважно стоящих среди рогатых приземистых коров. Пастушата махали вслед поезду, и Витя им махала.

А потом вдруг неожиданно так захотелось есть, что ноги задрожали и ослабели. Она вошла в купе, вынула из рюкзака кусок докторской колбасы и батон, которые припасла в дорогу, но тут и Аркадий Витальевич и Станислав Сергеич решительно вмешались и стали кормить ее разными вкусностями.

— Ну, а теперь спать, Витя, спать, — скомандовал капитан. — Придется нам выйти, Аркадий Витальевич.

— Зачем? — искренне изумился сенбернар.

— Как это зачем? — спокойно ответил капитан. — Девочке необходимо приготовиться ко сну.

Трубка выпала из раскрытого рта Аркадия Витальевича и, рассыпая искры, покатилась по полу. Брови соседа полезли вверх и коснулись лохматых волос, каждый глаз стал величиной с куриное яйцо. Он глядел на Витю, как на при

видение. Она сонно улыбнулась ему, и тогда вольный художник, реставратор и коллекционер так трахнул себя увесистой ладонью по лбу, что будь он у него чуть послабее, повесть можно было бы кончать на этом самом месте. И это был бы очень печальный конец.

Капитан затаптывал тлеющий половик и кричал: «Полундра! Пожар на борту!» Он веселился от души, но Витя почти уже спала и не могла разделить его веселья.

ВСТРЕЧИ И ЗНАКОМСТВА

Отца Витя увидела сразу. Да и невозможно было его не заметить — такой огромный, выделяется в любой толпе. Рядом с ним нетерпеливо подпрыгивал мальчишка в тельняшке и синих тренировочных штанах. Мальчишка этот показался Вите знакомым, но она тут же забыла о нем. Мамы не было. Витя выпрыгнула из вагона, повисла на папе, изо всех сил сжимая крепкую папину шею, пахнущую кремом для бритья, степным ветром, морской солью.

А дальше произошло непонятное. Незнакомый мальчишка повис на Станиславе Сергеевиче, и Витя сразу поняла, почему он показался ей знакомым — мальчишка и капитан были похожи до смешного.

И вдруг папа и капитан тоже стали обниматься, хохотать, гулко хлопать друг друга по спинам и кричать на весь перрон:

— Стае, бродяга, явился, наконец!.. — кричал папа.

— Костик, верста коломенская, — кричал Станислав Сергеич, — ну и вымахал! Да постой же! Сломаешь ведь, медведь несчастный! Так это твоя дочка?! Чудеса да и только! То-то гляжу — знакомая физиономия!

Наконец первая радость улеглась, смущенные папы стали оглядываться, искать своих детей.

Станислав Сергеич что-то зашептал Витино-му папе, тот весело захохотал — видно, потому, что Витю приняли за мальчишку.

Потом состоялось знакомство с капитановым сыном.

— Андрей, — буркнул тот, взглянув исподлобья, и протянул ладонь, измазанную смолой.

— Виктория, — чопорно представилась Витя.

— Витька, — удивился папа, — с каких это пор ты стала Викторией?

Витя не сочла нужным пускаться в объяснения.

— А где мама?

— Э-э! Мама далеко! Теперь мы с тобой люди холостые, — весело сказал папа. — Ее группа исследует затонувший древнегреческий город. Потрясающе интересная работа. Погоди, закончим работы здесь и махнем туда. С Анд-рюхой вместе. Точно, Андрюха?

19

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Покровительства слабых не ищут
  2. Пастушонок

Близкие к этой страницы
Понравилось?