Костёр 1980-02, страница 28

Костёр 1980-02, страница 28

*

А

что помнят СЛОНЫ

Тереза ДУРОВА

рассказы

Рисунки В. Толкова

Говорят, что у слонов обыкновенная звериная память. Память о месте, о пище, которой их кормят, о людях, которые за ними ухаживают. Но это не совсем так. Слоны помнят гораздо больше. Помнят о многом, что видят в жизни. Порой даже о том, что иногда забывают люди.

Однажды в цирке произошел такой случай. За кулисы пришел милиционер. Не из тех, кто приходит на спектакль с женами и детьми, и не тот, кто обычно назначается отделением на очередное дежурство. Просто пришел участковый милиционер в полной форме и попросил сторожа провести его к дрессировщику.

Репетиция только что закончилась. Звери уже на местах, с удовольствием жуют свои завтраки. Знаете, какими вкусными они кажутся после хорошей работы?.. Дрессировщик сидит в пустом зале — отдыхает. У него прекрасное настроение: репетиция удалась. А слониха Катрин — вот чудеса! — свой номер несколько раз сама исполнила, без всяких понуканий. Ее уже в слоновник увести хотели, а она*—обратно в манеж: требует сызнова начинать.

«Умная она и трудолюбивая», — думает дрессировщик и вдруг слышит за спиной чей-то голос:

— Здравствуйте!

Повернулся дрессировщик. Милиционер! Удивительно... Что ж, если к вам ни с того ни с сего подойдет человек в милицейской форме, вы тоже удивитесь.

— Я ваш участковый, — говорит милиционер.

— Слушаю вас. •

— Что делать будем? Штраф платить надо. Мы подсчитали убыток — сумма, скажу вам, не маленькая. Да деньги — не главное. Люди огорчены. По выходным дням работали, старались, вдруг — в пять минут весь газон вытоптан...

— Ну, а при чем здесь я? — удивляется дрессировщик.

— Как при чем? Она ж ваша...

— Кто?.

— Слониха. — Милиционер достает блокнот, читает: — Зовут Катрин. Восемь лет. Работает в цирке. Так?

— Так. Только что с того?

— Не горячитесь, давайте по порядку. Сегодня в семь утра вы с Катрин на площади у цирка...

— Не было этого, — протестует дрессировщик. — В семь я еще спал, а Катрин дальше циркового двора хобота не кажет.

— Не обманывайте. У нас и свидетели есть. Это — раз. Да и других слонов в городе пока не наблюдается. Это — два.

— Но я и вправду ничего не знаю...

— Вот что случилось. Возле нашего отделения милиции, как раз рядом с цирком, был цветник, а кругом — газон. И старая ива рядом. Цветы

24 " *

мы сами покупали и сажали. А сегодня утром ваша слониха все цветы поела, а газон вытоптала. И еще иву сломала...

Дрессировщик вздохнул, придется всерьез разбираться, мало ли что утром могло быть...

Завтрак кончился. Катрин стоит во дворе — глаза от удовольствия закрыты, нежится на солнышке. Рядом человек сидит. Смотрит на нее, улыбается. Вы когда-нибудь видали родителей, которые наблюдают за своими малышами? Те, к примеру, куличики из песка лепят, а папы и мамы от восторга замерли. В этот момент они — самые счастливые люди на свете. И этот человек сейчас очень похож на них: еще бы, он очень-очень любит Катрин. Они уже много лет неразлучны в цирке.

Вдруг Катрин открывает глаза, оттопыривает уши, хобот — вверх, слушает, замерла.

— Что всполошилась, Катюша? Тут все свои.

А слониха чуткая, знает: чужой во дворе.

— Ну-ка, рассказывайте, что сегодня натворили,— обращается к ним дрессировщик.

К ним — это к слонихе и человеку. Известно: они всегда заодно.

Катрин, конечно, говорить не умеет. Но все понимает: уши прижала, хвост повесила. Чувствует, виновата.

— А что стряслось? — невинно спрашивает человек.

— Разве можно слонов в цветнике прогуливать? — сердится милиционер.

— Да кто же знал, что так выйдет... — смущенно говорит человек. — Смотрю, погода хорошая, до репетиции — далеко. Дай, думаю, выведу ее, Катюшу, то есть, во двор, пусть пройдется. А она все к воротам норовит, в щелочку заглядывает. И то верно: двор-то ей надоел. Я и подумал: порадую Катюшу, выйдем на минутку. Вышли. А она газон углядела и на него. Долго стояла, все цветы нюхала, а потом — цап анютин глазок и — в рот. Я ей: «Нельзя, ругать будут!» Всегда такая послушная, а тут будто подменили. Цветы ей понравились. Может, первый раз в жизни попробовала... Народ собрался: кто кричит, ругается, кто хохочет. Я рассердился, закричал на нее: что, мол, хулиганишь? Прекрати сейчас же! Схватил за хобот и давай тянуть. А ело-, ны грубого обращения не любят. Хобот вырвала, назад попятилась, а там — ива... Была... Вы, товарищ командир, учтите: она без умысла, нечаянно... А тут еще кто-то из ваших появился. Видать формы испугалась...

— И сбежали от милиционера тоже от испуга? — говорит участковый.

— Катюша побежала, а я за ней. Потом говорил ей: зря так поступили, теперь будут неприятности...— Человек смотрит на Катрин, будто просит: подтверди, подтверди, говорил я так?..

4

4

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?