Костёр 1981-12, страница 9




Костёр 1981-12, страница 9

mm

aJSIiSS

УВШ шШШШЩт

§fp

Ожык! — сказал он. Юрий Ильич с изумлением посмотрел на него. Потом догадался, протянул нож. Дима примерился и осторожно обрезал концы своих примерзших к бороде шикарных усов.

Говорить трудно, команды не разбирают, — пояснил он. И убежал.

Юрий Ильич услышал: «Тынн... Тынн» представил, как четверо держат тяжелый «целовальник» — кусок рельса с четырьмя ручками. И, раскачав его, бьют железом в торец рельса.

— Тынн... Тынн... Тык! — Юрий Ильич догадался, что рельс уперся в прокладку.

Сейчас прокладку выдернут, и между рельсами останется необходимый зазор. Затем рельсы соединят болтами: начерно путь готов. Путеукладчик, во всяком случае, может идти.

Юрий Ильич выглянул наружу.

Под путеукладчиком метались яркие огни факелов. Это машинист и ребята из бригады отогревали трубки, в которых замерз соляр.

Пробежали два парня с совковыми лопатами. Они сыпали на рельсы песок.

Юрий Ильич увидел, как Дима Македонский предупреждающе помахал рукой, все убежали с моста, остался он один.

— В будку идите. Греться пора! — крикнул Юрий Ильич.

Его услышали, но никто не откликнулся.

Дима поднял руку, и путеукладчик двинулся. Под откос,

на лед реки полетели ненужные больше факелы.

«Все-таки отогрели», — с облегчением подумал Юрий Ильич. Путеукладчик подошел и осторожно тронул колесами мост. Захрустел песок, лопались и стреляли осколками из-под колес мелкие камешки.

Путеукладчик пошел через мост. Заскрипели необкатан-ные рельсы и шпалы, а сзади за сопкой, обглоданной взрывами, раздалось протяжное «Уу-ууу...», послышался неторопливый лязг груженого поезда.

Светало.

Путь через реку Дюгобуль был готов.

Юрий Ильич сорвал веревку и настежь распахнул дверь будки. Из-за сопки вышел поезд, окруженный паром и снежными блестками. Задрожал мост, заныли рельсы. На платформах лежали железобетонные сваи, фермы для новых мостов, стояли машины, мешки с цементом, бетономе-

ш ш ш

шалки, арматура

Обросшие инеем, с сосульками на бородах, прожженные насквозь морозом и ветром, парни стояли кучей, смотрели на эшелон.

ДЕТЕКТИВ СО СТРЕЛЬБОЙ

Дима почувствовал, что у него есть уши. Затем у него появилась рука. Позднее он ощутил ноги, и постепенно все тело стало как бы его, вновь сделалось чувствительным, послушным.

Он почувствовал, что снова

живет, увидел капельки смолы на досках устроенной в вагоне бани, мускулистые тела товарищей, запотелое окошко в стене и за ним — свет разгоравшегося дня.

Подхватив шайку, он выскочил в тамбур на мороз, разбил в бочке ледок, зачерпнул воды со льдом, вернулся обратно. Окатил себя, передернулся от удовольствия и холода.

Присмотрелся — кто еще не оттаял? Но нет, все постепенно приходили в себя.

Ужин в котлопункте был обыкновенный. На голубой пластмассовый столик перед каждым из нас поставили тарелку с дымящейся картошкой и мясом, эмалированную кружку с крепко заваренным чаем, на блюдце стопку блинов, посередине столика в глубокой тарелке варенье из голубики.

За перегородкой была видна электроплита, огромная электрическая мясорубка, картофелечистка, буфет с посудой, на полках ряды сияющих кастрюль и самовар.

Радио пригласило всех в кинозал. Фильм уже начался. Это был детектив со стрельбой и погоней.

Вместо сидений в зале стояли топчаны. Ребята любили смотреть кино лежа.

Удивленные тишиной зала, мы тронули за плечо одного, другого... Никто не ответил, не пошевелился. Присмотревшись, мы увидели: все зрители крепко спят...

Герман БАЛУЕВ Александр ГОСТОМЫСЛОВ

Рисунки Д. Титова



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?