Костёр 1983-05, страница 7

Костёр 1983-05, страница 7

лее усиливаясь. Замелькал среди сосен луч паровозного прожектора. Обдавая паром и дымом платформу, мимо проследовал паровоз, таща за собой с пяток коротких вагонов.

«Пора бы им уже появиться, — подумал про Иванова и Рахью Шотман. — Стоянка короткая. Если опоздают, все пойдет вкривь и вкось». Пока он так размышлял, рядом появился совсем молоденький юнкер с винтовкой.

— Этого еще не хватало, — пробормотал Шотман и, обращаясь к юнкеру, попросил:

— Господин офицер, прошу вас, я кажется подвернул ногу... Помогите мне добраться до вагона.

Юнкер живо откликнулся на просьбу и помог Шотману подняться в вагон.

Поезд тронулся.

«Нет, они не сели, — сказал себе Шотман. — А это последний поезд. Надо ехать до места и срочно что-то предпринимать».

Согласно разработанному плану, Константин Петрович должен был из Разлива попасть в Ле-вашово. Затем поездом доехать до Удельной. И оттуда пешком — на квартиру рабочего завода «Айваз» Эмиля Кальске. Здесь переночевать, а вечером машинист Гуго Ялава переправит Константина Петровича Иванова в Финляндию. Таков был план. Но план по вине Емельянова и его, Шотмана, — не достали карты двухверстки, не проверили как следует маршрут, заблудились — в лесу горел торф, — сломался в самом начале. Емельянов арестован. Константин Петрович и Рахья остались в лесу.

Александр Васильевич не мог припомнить, когда с ним случалось подобное. Срочно надо было поднимать верных людей и отправляться в Дибу-ны за Константином Петровичем.

Обдумывая происшедшие события, Шотман в задумчивости вместо Удельной сошел в Озерках. Отсюда до квартиры Кальске было около шести километров. Вот тебе еще один промах!

— Эх, был бы извозчик, — вздохнул Шотман, быстро шагая по пустынным Озеркам в сторону Ярославского проспекта, где жил Кальске. Хорошо хоть дорога была знакома, а то ведь и спросить не у кого.

К утру Александр Васильевич нашел наконец деревянный дом, в котором жил Кальске. На условный стук дверь открыла Лидия Петровна Парвиайнен.

— Все очень плохо, — сказал Шотман, ставя в угол свой зонтик и снимая шляпу. — Эйно и Константин Петрович остались в лесу. Емельянов. арестован...

Шотман взглянул на Лидию Петровну. Она с мягкой улыбкой приложила палец ко рту и кивком головы пригласила следовать за ней.

Александр Васильевич умолк и, ступая на носках, последовал в комнату. Там едва теплился фитилек керосиновой лампы. Шотман пригляделся и тихо ахнул. Он не верил своим глазам. На полу, на расстеленных газетах, положив под голову книги, укрывшись одним пальто, спали Константин Петрович и Эйно Рахья.

Вечером наступающего дня машинист Гуго

Ялава на паровозе № 293 под видом кочегара провез Константина Петровича через границу в Финляндию. Решение Центрального Комитета партии об отправке вождя за границу было выполнено.

ЕМЕЛЬЯНОВ НИКОЛАЙ ДЛЕКСЯНДРОВИЧ

В помещении вокзала, куда юнкера привели Емельянова, было сильно накурено. По лавкам сидели вооруженные люди — совсем молодые ребята. У каждого винтовка между колен. Лица сонные, вялые. На полу шелуха от семечек, окурки.

— Покараульте его. здесь, а я пойду доложу, — сказал один из юнкеров, что привели Емельянова.

«Значит задача твоя, Николай Александрович, будет такая, — определил себе линию поведения-Емельянов. — Как можно дольше тянуть время. Потом, когда уйдет поезд, действовать по обстановке». ^

— Давай, заводи арестованного, — высунулся из комнаты дежурного по станции юнкер.

Емельянов вошел в небольшую комнатушку с обшарпанным столом возле окна. За столом сидел офицер. На столе стоял чайник, стакан с чаем. На блюдце горка печений.

Лицо офицера показалось ему чем-то знакомым. Емельянов напряг память: где он видел этого типа с такими запоминающимися оттопыренными ушами... Где?

И вдруг вспомнил: это был один из «дачников», снявших домик невдалеке от завода. Тех самых «дачников», что пытались завести знакомство с рабочими, шастали под видом охотников цо окрестностям. Не выгорело, значит, в Сест-рорецке? «Дачники» и тогда казались Емельянову

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?