Костёр 1984-07, страница 6

Костёр 1984-07, страница 6

/

ПОВЕСТЬ

6

Осторожно, осторожно! Вы что, ребята, трогать руками нельзя. — А это что за буквы?

— Где?

— Не видишь?

— Не вижу.

— Значит слепой. А я вижу.

Виктор Петрович аккуратно закрыл портсигар и положил его в карман.

— Все. Мало ли какая это может быть бумажка. Скорее всего — пустяк. Пошли назад!

Туман над болотом еще не разошелся, а наоборот, усилился. Особенно густо он лежал над водой. Едва вошли по пояс в холодную, липкую болотную влагу, потеряли из виду остров. Акбар взял было вправо, но Андрей, который шел впереди и который лучше всех помнил путь, уверенно сказал:

— Чего он туда понесся? Надо брать влево. Таня позвала собаку. Топь почему-то быстро

кончилась, вышли на сухой берег.

— Как ладно ты нас провел, — сказал Виктор Петрович Андрею, — я даже не замерз. А сюда шел, шел, ну, думаю, конец.

Отыскалась и тропинка. Она повела сырым ольшаником, потом стало посуше, начался сосновьж бор, огромные бронзовые, затушеванные туманом стволы.

— Туда шли, не было этих сосен, — сказала

___ t • ' '

Таня. — И Акбар бежит как-то не так. Всегда он вперед убегает, чует дом, а теперь идет рядом. Как

Как не пытались, — сказал Андрей.

Еще

хотите, а он тут первый раз.

— И верно, Андрей, — сказал Виктор Петрович. — Мы тут не проходили.

— Тропинка-то хорошая. Она выведет!

— Ну, если так... Давайте пройдемте немного. Если не найдется дорога, повернем обратно. Кстати, ребята, а почему вы не пытались подробнее разузнать об этом танке?

Мальчишки переглянулись.

как пытались. У нас целая папка писем есть. Куда мы только не писали.

— Ну, тогда этот разговор в деревне продолжим. Интересно, что вы там разузнали^.

Прошли еще с километр, и вдруг Акбар замер, весь обратившись в слух, чуткий нос поднят и устремлен вперед — за поворотом открылась поляна. Андрей сделал шаг и, пораженный, обернулся. ;

— Виктор Петрович, там землянка! — шепотом

сказал он.

— Ну вот и хорошо, вышли к людям! Идемте, ребята! — Виктор Петрович напролом, через кусты выбрался на поляну.

Посреди нее, под черной столетней елью стояла прижатая к земле, словно раздавленная пластом дерна, из которого была сделана ее крыша, землянка. Дверь из потемневших от времени досок, закрыта, к ней привален камень, замка нет. Подойдя, Виктор Петрович весело крикнул:

— Эй, хозяин! Есть кто?

Ответа не было. Он отвалил камень, осторожно толкнул дверь, она со скрипом открылась, вошли. Когда глаза привыкли к полумраку, разглядели: посреди землянки стол, сбитый из грубо оструганных досок, около него лавка, широкая, на ней можно спать. В углу — низенькая круглая, сваренная из железных листов печечка. Через маленькое подслеповатое окошечко под самым потолком сочится мутный грязноватый свет. Пол земляной, то ли чисто подметенный, то ли утрамбованный, прибитый ногами. На столе керосиновая, лампа с надбитым стеклом. Виктор Петрович поднял ее,

потряс, забулькала жидкость. Снял стекло, тронул пальцем фитиль, он был жирный, пачкался.

— Здесь недавно кто-то был! Тогда пойдемте отсюда; — сказала Таня, —

Продолжение. Начало в № 6, 1984 г.

неудобно. Люди живут, а мы тут топчемся. Подумают — мы что-то взяли. Ты куда, Акбар? Но собака, взвизгнув, уже поднялась на задние

10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?