Костёр 1985-12, страница 18

Костёр 1985-12, страница 18

к месту, где совсем не было времени, не было месяца, не было года, не было минут. Они проспали остаток первого полетного «дня». Около полуночи, если считать по земным часам, мальчик проснулся и сказал:

— Я хочу посмотреть в иллюминатор.

Можно, я буду держать твои часы?

по-

На корабле был всего один иллюминатор, над ними на следующей палубе, «окно» внушительных размеров с невероятно толстым стеклом.

— Еще рано,— откликнулся отец.— Я свожу тебя наверх чуть позже.

— Я хочу посмотреть, где мы и куда летим.

— Давай подождем. Потом поймешь, почему,— сказал отец.

Он уже давно лежал с открытыми глазами, ворочаясь с боку на бок, думая о брошенном подарке, и как быть с праздником, и как жаль, что елка с белыми свечами осталась на Земле. Наконец, всего лишь за пять минут до того, как проснулся сын, он встал, чувствуя, что придумал план. Теперь только требовалось осуществить его и путешествие станет по-настоящему радостным и интересным.

— Сын,— он сказал,— ровно через полчаса наступит Новый год.

Мать тихо ойкнула, напуганная тем, что он напомнил о празднике. Было бы лучше, если б мальчик как-нибудь забыл о нем, так ей хотелось.

Лицо мальчика вспыхнуло от волнения и губы задрожали.

— Я знаю, знаю. Вы мне подарите что-то, да? У меня будет елка? Вы обещали...

— Да, конечно, подарок, и елка, и даже больше,— сказал отец.

У матери дрогнул голос.

— Но...

— Честное слово,— сказал отец.— Даю честное слово. Всё, что обещали, и даже больше, намного больше. Ждите меня здесь. Я скоро вернусь.

Его не было минут двадцать. Он вернулся улыбаясь.

— Осталось недолго.

просил мальчик, и ему вручили наручные часы, и он держал их, они тикали у него в пальцах, отсчитывая последние минуты дня и года, которые уносились в огне и безмолвии, и неощутимом движении.

— Он наступил! Новый год! Где мой подарок?

— Идем,— отец положил руку на плечо сына и повел его из каюты, по коридору, вверх по трапу, мать следовала за ними.

— Ничего не понимаю,— она повторила несколько раз.

— Скоро поймешь. Вот мы и пришли, зал отец.

Они остановились перед закрытой дверью большой каюты. Отец постучал телеграфным кодом — три раза и потом еще дважды.. Дверь открылась, а свет в каюте потух, в темноте перешептывались голоса.

— Входи, сын,— сказал отец.

— Там темно. Возьми меня за руку. Пойдем, мама.

ска-

Они перешагнули через порог, дверь закрылась, в комнате стояла полная темнота. А прямо перед

ними неясно вырисовывался огромный стеклянный «глаз», иллюминатор, окно четырех футов в высоту и шести футов в ширину, через него они могли выглянуть в космос.

Мальчик затаил дыхание.

У него за спиной отец и мать тоже затаили дыхание, и в этот момент несколько голосов запели в темноте.

— С Новым годом, сын,— сказал отец.

Голоса в комнате пели такую старую, такую знакомую новогоднюю песню, и мальчик двинулся осторожно вперед, пока его лицо не прижалось к холодному стеклу иллюминатора. И он стоял долго там у окна, очень долго и смотрел в открытый космос, просто смотрел в глубокую ночь и на пылающие свечи, на десять миллиардов, на миллиард миллиардов пылающих белых, прекрасна свечей. i •

Перевод с английского Константина ВАСИЛЬЕВА

2. — Леша,— спросила Катя в другой раз.— А кто такой Колумб?

— Ты что, не знаешь? — сказал Леша.— Колумб — это был известный изобретатель. Он изобрел большой воздушный шар, летал на нем и назвал этот шар «Наутилус».

/см. стр. 29/

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?