Костёр 1986-01, страница 19

Костёр 1986-01, страница 19

Вверх-вниз! Вверх-вниз... Спускаться и подниматься по нарядному эскалатору «Пионерской» Максим Годионенко мог бы, кажется, бесконечно. Просто так — без всякого дела.

Весело позванивают в кармане пятаки про запас. Контролерша подозрительно покосилась на мальчишку, уже в третий раз прошмыгнувшего мимо.

Впрочем, ни контролерше, ни пассажирам, спешащим по своим делам, ни за что не догадаться: чему так улыбается этот невысокий, щуплый паренек. Откуда им знать, что на каждой детали эскалатора, там за стенками балюстрады, и под бегущими ступеньками — можно прочитать едва заметную букву

«Ш».

«Ш» — это рабочее клеймо школьного цеха «Ждановец»...

На этот раз ступенькой выше Максима — два четверо-клашки. Что-то горячо обсуждают. Максим на всякий случай даже придвинулся поближе. Знает он таких: то на поручнях что-нибудь нацарапают, то мусор вниз начнут кидать.

— Я тебе говорю — она приклеена!

— Нет, привинчена. Только с той стороны... Смотри: вот она опять — рейка без болтов!

Загадочная рейка балюстрады остается позади спорщиков. Ребята оглядываются, провожают ее любопытным взглядом.

— А она усатая, — Максим делает шаг навстречу.

Четвероклашки недоверчиво шушукаются: шутит или нет этот незнакомый старшеклассник?

— Держится двумя усиками-пружинками, как елочная игрушка, — Максим сгибает два

пальца, показывает. — Внутрь просовываешь, усики расходятся в стороны, цепляются за края.

Четвероклашки уважительно притихли:

— А ты откуда знаешь?

— Приходите к нам в 52-ю школу Ленинграда, и вы узнаете...

Года два назад 52-я школа ничем не отличалась от других. Школа, как школа. И уроки труда — как в любой другой. Спиливали ребята заусенцы, обтачивали никому не нужные деревянные бруски, а потом сами же весь этот хлам уносили на школьную помойку. Оттого, наверное, и работали многие «так себе» — лишь бы не трогали. Кое-кто откровенно «валял дурака». Школа-то — английская! Труд — он, вроде как, сбоку-припеку, второстепенный предмет.

Может быть, и шло бы все своим привычным чередом, если бы не случай.

Шахта будущей станции метро «Пионерская» — той самой «Пионерской», о которой так много слышали ребята, — выросла как раз против их школы.

Где уж тут удержаться! Ясное дело, повадились мальчишки на стройку — никакими заборами не удержать! Гоняли их рабочие и днем и вечером. Иной раз чуть ли не из самой шахты вытаскивали. Уже и родителей в школу не раз и не два вызывали — а все без толку!

«Мы же помочь...» — оправдывались ребята. «Маленькие еще. Вот подрастете — на вас таких «Пионерских» хватит!»— у взрослых аргумент один. Что тут возразишь? Только оказалось все у ребят серьезнее, чем думали взрослые. Собрали как-то пятиклассники делегацию, ввалились в кабинет труда к Олегу Васильевичу Смирнову:

— Давайте для метростроевцев детали делать? Договор заключим...» Станция-то наша — пионерская!

Задумался учитель.

Он и сам давненько об этом подумывал: «пионерский цех», заказы промышленных предприятий. Не на помойку работать — а чтоб каждый видел и понимал, для чего старается. И главное — самоуправление: пионерская дирекция, конструкторское бюро, ОТК. Только больно уж дело новое. Может, и правы метростроевцы? Справятся ли ребята? Чего доброго передерутся, перессорятся, нафантазируют, накричат — и на попятную. А спрашивать с кого будут? С учителя! По-старо-му — оно спокойнее. Без лишних хлопот, нервотрепки...

Первое время часто задумы-

14

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?