Костёр 1987-10, страница 13

Костёр 1987-10, страница 13

I %

деньгами и пошли к устью Дона, чтобы добраться по нему до самого Азова.

Уже стемнело. Над Синим морем взошел одинокий остренький месяц, похожий на турецкую саблю — ятаган. Света от него было мало.

Турки не заметили казацкие лодки, притаившиеся по берегам Дона. А казаки подпустили их поближе и стремительно напали. Через борта невысоких тумбасов они легко перепрыгнули! Пораженные турки почти не сопротивлялись. Казаки захватили 27 человек пленными, взяли 300 бомб, 500 копий, 5000 гранат, 86 бочек пороха, провианта на три тысячи человек. Все это предназначалось для обороны Азова.

Немногие бежавшие турки порассказали, видно, такое, что неприятельский флот разом поднял паруса и ушел в открытое море — подальше от опасных степей донских.

ГРОЗА НА СИНЕМ МОРЕ

Говорят, Петр с великой радостью узнал об этом славном деле.

— Если от лодок турки бегут, как флотилии устрашатся!

Погода в тот день была красная — тихая да ясная.

Петр повел все корабли в Синее море.

— Вот оно — Синее море,— радовался Петр, толкая плечом своих матросов.— А вот он — русский флот под белыми парусами! Глядите, братцы, это вам. не Просяной пруд и не Пле-щеево озеро!

Корабли построились боевым порядком и дали залп из всех пушек.

Действительно, море есть море. Это, конечно, не пруд и не озеро. К вечеру вдруг затянуло небо тяжелыми облаками. Поднялся ветер. Каждую минуту он все крепчал. И налетела буря!

Корабли отчаянно боролись с ветром и волнами. Много галер едва не разбило — выбросило на берег. Но Петр на «Принципиуме» держался в море.

— Привыкло Сине море к туркам! — кричал он боцману Гавриле Меншикову.— Не хочет принимать русские корабли. Да мы с ним совладаем!

К утру ветер стих и улеглись волны.

Матросы собрались на корме у капитанской рубки.

— Первое морское сражение выдержали! — подтвердил Федосей Скляев.

— Верно, господа матросы! — кивнул Петр.— Сухие и водяные пути к Азову теперь крепко заперты!

Русская флотилия бросила якоря перед устьем Дона, преградив путь к Азову.

— Надежная цепь у нас,— говорил Петр генералам,— покрепче той турецкой, что на каланчах висела.

Тихо было Синее море. Матросы упражнялись в гребле и управлении парусами, ловили рыбу — лещей, частика, селедку.

Так прошло две недели. И вдруг показались на горизонте паруса турецких кораблей.

Петр приказал флоту готовиться к бою.

Скоро можно было сосчитать вражеские вымпелы. Петр глядел в подзорную трубу — шесть галеасов, семнадцать галер... Сильная флотилия! Турки бросили якорь в виду русских кораблей. Но почему-то сразу не решились атаковать. Так шли дни за днями. Турецкий флот неподвижно стоял против русского.

— Пришли турки на помощь, а к нам не идут — делают вид, что селедку ловят,— смеялся Петр, расхаживая по галере.— Видно, ждут нас в гости!

Долго ни на что не решался турецкий адмирал — целых две недели. Будто никак понять не мог, откуда у русских военный флот.

Наконец, решились турки — бой не принимать, а десант высадить в помощь Азову.

Но русские галеры тут же снялись с якорей, подняли паруса, готовясь напасть на турецкие корабли.

Такое дело совсем не понравилось турецкому адмиралу. «Пусть там в Азове-крепости защищаются как могут — командир у них храбрый — Гассан! А я должен флот спасать!» — решил он, приказал поднять паруса' и уходить побыстрее к родным турецким берегам.

Больше турки не пытались помочь Азову с моря. Так русский флот одержал еще одну победу.

НЕ ВРЕМЯ ОТДЫХАТЬ!

Турки в Азове не ожидали, конечно, что русские войска так быстро соберутся для новой осады.

Даже прошлогодние апроши и сапы, окопы и траншеи, устроенные русскими солдатами перед крепостью, остались нетронутыми.

— Меньше землю копать! — говорил Петр.— Больше сил для штурма!

Но пришлось и в этот раз изрядно земли перекопать...

Петр жил на своей галере, но почти каждый день приезжал в расположение сухопутной армии. Бесстрашно ходил по окопам, стрелял из пушек, а к вечеру возвращался на море.

Он был весел, шутил.

— Я теперь, ребятушки, близко к пулям и ядрам не хожу. Зато они пока ко мне ходят. Невежливо.

В середине июня русские войска со всех сторон начали обстрел крепости из пушек. Бомбы и ядра учинили жестокое, как тогда говорили, опустошение. Вскоре все дома и укрепления были разбиты-разрушены. Турки хоронились в землянках.

В конце июня из нашего лагеря перебросили в Азов письмо на конце стрелы. Сдавайтесь, говорилось в том письме, со всеми орудиями и боеприпасами. А мы вас пощадим. Иначе — пощады не будет!

Но турки ответили ядрами да бомбами. Они, верно, еще надеялись, что с моря придет помощь.

ЗЕМЛЯНОЙ ВАЛ

Наши генералы не знали, на что решиться.

Брать город приступом было опасно — в стенах ни одной бреши.

и

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Таржецкий
  2. Бесстрашный Меншиков

Близкие к этой страницы
Понравилось?