Костёр 1987-10, страница 11

Костёр 1987-10, страница 11

заказал Петр в Голландии. А уже под Азовом получил письмо — готова галера! Доставили ее разобранную под Москву, в село Преображенское. Вот пригодилась-то ныне голландская галера!

По ее образцу решили соорудить столько галер, сколько успеется до весны. И уже к концу февраля 1695 года солдаты и плотники срубили из сырого мерзлого леса части двадцати двух галер.

Да это только четверть дела!

Нужна верфь на судоходной реке. Нужно собрать галеры, спустить их на воду. Сколько еще всяких «нужно»?!

ДЕЛА КОРАБЕЛЬНЫЕ

Пожалуй, не четверть — какая-нибудь десятая часть дела была пока закончена.

Нужны работные люди. Нужны умелые плотники и столяры. Нужны — лес, канаты, металл, пенька, парусина, смола. Нужны транспортные суда для перевозки под Азов солдат и артиллерии — тысяча триста стругов, пятьсот лодок, сто плотов.

И все это за два с небольшим месяца — весной морской караван должен выйти к Азову. Есть от чего растеряться, опустить руки!

Но Петр руки не опускал. Он умел не только плотничать-столярничать, рыть окопы, стрелять из пушек. Умел Петр приказать — да так, что ослушаться его не смели.

Для строительства первой русской флотилии Петр выбрал город Воронеж. Тут и река судоходная — прямой путь к Азову, и леса дремучие — дубовые, буковые, липовые, сосновые. А на небольшом острове против города издавна рубили и строгали грузовые лодки — струги. Каждый год на них перевозили хлебное жалованье донским казакам, охранявшим южные границы России. По реке Воронеж струги спускались в Дон и дальше — вниз по течению — в донские степи. Обратно их не пригоняли — тяжело против течения.

В городе было много мастеровых людей — плотников, смолокуров, канатчиков, необходимых для корабельного дела.

В марте начали прибывать в Воронеж галеры из Преображенского. При каждой разобранной галере уже был капитан с командой из солдат Преображенского и Семеновского полков. Лучших своих товарищей отрядил Петр в морскую службу.

День и ночь — то в распутицу и грязь непролазную, то в метель и жгучий мороз — шли санным путем в Воронеж десять тысяч крестьянских подвод.

Петр спешил в Воронеж. Не по душе ему было только приказывать — хотелось, видно, обеими руками за дело корабельное взяться.

приехал не удивляться, а дело делать. Встречали в Воронеже царя, а прибыл капитан морской в черном глухом мундире.

Петр поселился на берегу реки близ пристани в небольшом домике. Дом был совсем скромный, хотя и назывался громко — Государев Шатер. Зато баню во дворе поставили знатную.

— После трудов корабельных добрая баня нужна! — говорил Петр.

Тогда все бани топили по-черному, дым выпускали через дверь, на стенах сажа была, копоть. А эту соорудили с трубой — по-белому, с двумя окошками, с печкой, выложенной изразцами. Сени банные были с перилами, опиравшимися на точеные столбики — балясины.

— Хороши балясины! — любовался Петр.— Да вот только балясничать, из пустого в порожнее переливать,— нам некогда!

С раннего утра Петр уже на верфи — при корабельном деле.

А на берегу круглые сутки горят костры, стучат топоры, повизгивают пилы, хлопочет рабочий люд, деловито шагают заморские мастера. Тут и там громоздятся бревна, доски, бочки со смолой, канаты.

Каждую галеру собирала такая бригада — главный мастер, плотник, подмастерье, шесть кузнецов, шестьдесят подручных плотников, один столяр, один резчик по дереву, украшавший борта галер резными узорами, один маляр да еще лекарь.

Петр за всем успевал доглядеть. То циркуль у него в руке и бумага, то пила или топор.

На пару с Лукьяном Верещагиным работал Петр над галерой, которую решили назвать «Прин-ципиум» — «Начало».

На эту галеру заранее были зачислены матросами Федосей Скляев, Лукьян Верещагин и Степан Васильев, боцманом — Гаврила Меншиков, а капитаном — сам Петр Алексеевич. Да еще Сашка Кикин при нем денщиком.

Так вместе они и работали — за одну пилу держались, из одного котла кашу да клецки ели.

Со всех концов России съехались в Воронеж мастера строить флот для победы над турками. Из Архангельска и Астрахани, из Вологды и Нижнего Новгорода. Был тут Осип Щека с двадцатью четырьмя товарищами и мастер Яков Иванов с командой плотников.

Дело шло, как говаривал Петр,— с поспеше-нием. Росли корабли, поднимались, как дома огромные. «Неужто,— думали воронежцы,— пойдут по воде эти громадины? Да куда им, таким тяжелым,— потонут!»

ВОРОНЕЖ

Воронежские господа очень хлопотали, поджидая Петра. Дома свои особенно убирали, наряды пышные надевали. Хотели удивить царя, порадовать, какая в городе жизнь богатая. Но Петр

БЕДЫ-НЕНАСТЬЯ

Не все, конечно, гладко шло в корабельном деле.

Железа не хватало!

Капитаны жалуются — в кузнице нет угля, дело стало!

Подводчики бегут с дороги, бросая поклажу. Да и как не бежать, когда лошади еле на ногах держатся от тяжелой работы. А уж весна на дворе — пахать, сеять нужно! Без лошади — горе!

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?