Костёр 1987-11, страница 7




Костёр 1987-11, страница 7

стоять юнкер, бледный как полотно.

— Здесь правительство,— сказал он, нерешительно преграждая путь.

— А здесь революция, — ответил один из сопровождавших меня матросов.

Мы открыли дверь и увидели растерянные фигуры членов Временного правительства...»

Телеграмма подполк. Ковалевского (исполн. должность комиссара Временного правительства при штабе верх, главнокомандующего) 26 октября 1917 г. комиссарам всех фрон-товг армий и военных округов о свержении и аресте Временного правительства.

«Сообщаю обстановку данного момента в Петрограде: Невский до Мойки свободен от движения. От Мойки до Зимнего дворца и кругом все патрули матросов и солдат петроградских полков не пропускают никого. Остальные улицы свободны для движения, даже трамвайного. Вокзалы, телеграф и телефон заняты восставшими войсками. Около Смольного, где помещается штаб восставших войск, дежурят два броневика и несколько пулеметов на автомобилях.

...Фактическое соотношение сил таково, что до позднего вечера, когда началась осада Зимнего дворца, восстание происходило бескровно.

Восставшие снимали правительственные посты без всякого сопротивления. План восстания, несомненно, был заранее разработан и проводился стройно. Комитет Спасения никакими силами не об

ладает. Крейсер «Аврора» подошел к Николаевскому мосту и обстреливал Зимний дворец, где собрались члены Временного правительства, охраняемые юнкерами. Около полуночи Зимний дворец был взят приступом...»

В. Д. Бонч-Бруевич — соратник В. И. Ленина, участник Октябрьской революции в Петрограде, управляющий делами Совета Народных Комиссаров.

«В 2 часа 10 минут в ночь с 25 на 26 октября (с 7 на 8 ноября) Временное правительство было арестовано и препровождено под караулом в Петропавловскую крепость...

Скорым военным шагом по коридору торопится солдат-самокатчик, одетый в черную кожаную куртку и такие же шаровары. Через плечо у него дорожная сумка, которую он придерживает левой рукой.

— Где штаб Военно-рево-люционного комитета?— обращается он к стоящим на часах у дверей двум красногвардейцам.

— А тебе кого?

— Ленина! Донесение...

Часовой поворачивается к

двери и говорит товарищу:

— Так что требуется разводящий... Прибыл курьер. Без пропуска... В штаб... Требует Ленина...

Вышел разводящий. Опросил, откуда и от кого курьер.

— Из Зимнего дворца... От главнокомандующего Подвойского.

— Идем...

— Донесение!— говорит самокатчик, входя в дверь соседней комнаты.— Требуется Ленин.

Владимир Ильич подходит.

— Что скажете, товарищ?

— Вы и есть Ленин?— смотря с любопытством на Владимира Ильича, говорит самокатчик. Глаза его радостно поблескивают. Он быстро отстегивает клапан у сумки, достает листок бумаги, бережно передает его Владимиру Ильичу, беря под козырек, и кратко рапортует:

— Донесение!

— Благодарю, товарищ,— говорит Владимир Ильич и протягивает руку самокатчику. Тот смущен, схватывает руку Владимира Ильича обеими руками, пожимает, встряхивает, улыбается...

— Зимний дворец взят. Временное правительство арестовано. Отвезено в Петропавловку,— вслух быстро читает Владимир Ильич... И только дочитал, как раздалось «ура», мощно подхваченное красногвардейцами в соседней комнате...»

Материал подготовила

И. КАРУСЕВА, сотрудник Музея Великой Октябрьской

социалистической революции



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?