Костёр 1990-02, страница 9

Костёр 1990-02, страница 9

9ШАЯ [30да

Елочкой он дошел только до половины. Потом стал медленно взбираться лесенкой, сильно налегая на палки. Перед самой верхушкой несколько раз оскальзывался, съезжал юзом почти до самого плеча, но все же удерживался на ногах и снова начинал взбираться вверх. Больше всего я боялся, что он спустится вниз и съедет, как мы, только с половинки. Ребята сказали бы, что он струсил, а мне хотелось, чтобы они увидели, какой бесстрашный у меня отчим. Сделав несколько попыток, он все же взобрался на самую верхушку.

Все затаили дыхание. Даже спорить перестали: доскочит или не доскочит до вершины противоположного холма. Когда глянешь вверх да представишь, что оттуда надо съехать да еще через дорогу перескочить, — жутко становится.

Издали он казался совсем маленьким. Словно игрушечным.

Я смотрел на маленького человечка, застывшего над кучей, и почти не дыша твердил как заклинание: «Только бы не струсил! Только бы не струсил! Только бы не стал спускаться...» Я понимал, как ему тяжело было подняться на курган. Ведь у него восемь ран. И левая нога в двух местах насквозь прострелена. В душе сочувствовал ему и сожалел, что из-за меня так получилось. Но все равно хотел, чтобы он съехал.

Он постоял немного, как бы прицеливаясь, оттолкнулся, присел и скользнул вниз. От плеча, почти до самой дороги, пролетел по воздуху (мы потом лыжей замеряли, насчитали двенадцать с половиной лыж), проскочил дорогу, взметнулся почти до верхушки холма, развернулся и наискосок, притормаживая, стал съезжать к нам.

— Вот это да! Класс! — восхищались ребята.

— Он на войне не с таких горок съезжал! Когда немцев бил... Вон у него сколько всяких боевых наград, — с гордостью пояснил я.

В этот день я первый раз назвал его папой. Потом привык и не мог называть его по-другому. А когда его перевели в другую часть и мы стали жить в военном городке, никто даже не знал, что у меня не родной отец. И сам я никогда об этом не думал. Вот только слова «Нарочно не падай» — запомнились на всю жизнь. В любом деле, в самую трудную минуту, когда хочется смалодушничать, отступиться, бросить, я повторял эти слова. Откуда-то появлялись силы. Порой и сам удивлялся — сделано, казалось бы, невозможное.

И с кургана я все же съехал. Не сразу, конечно. Сперва с половинки попробовал, переборол в себе страх и перескочил через ледяную дорогу. Еще несколько раз съехал, а потом и вовсе перестал бояться дороги. А когда осмелели и стали съезжать с самой верхушки, сделали перед дорогой большой трамплин и перелетали ее по воздуху.

Давно уже нет отчимами живу я в другом городе, далеко от кургана, но всякий раз, когда приходится трудно, закрываю глаза и вижу курган, его непреодолимую кручу и слышу голос: «Только нарочно не падай!» Кажется, будто бы это голос самого кургана.

Сергей ЦВЕТКОВ

У одного из американских племен существует народное сказание о том, что, когда наша планета будет находиться на грани гибели, придут воины радуги и спасут ее от беды. Эта легенда во многом вдохновила международную организацию «Гринпис» (в переводе с английского «Зеленый мир») для действий по спасению Земли от угрозы ядерной войны и экологической катастрофы. Они даже свой флагманский корабль назвали — «Рейнбоу Уорриор» (воин радуги).

Интересна судьба этого корабля. Весной 1985 года он отправился в плаванье к атоллу Моруроа в Тихом океане, месту французских ядерных испытаний, отправился, чтобы остановить готовящийся там подземный взрыв. Но перед этим «Рейнбоу Уорриор» должен был посетить Маршалло-вы острова. Дело в том, что к организации «Гринпис» обратилось население острова Ронгелап, которое сильно страдало от радиоактивного заражения. Недалеко от него американцы проводили ядерные испытания. За две недели гринписовцы перевезли 308 островитян вместе с пожитками на соседний остров Меято. После выполнения этой гуманной миссии «Рейнбоу Уорриор» отправился в порт Окленд для подготовки к плаванью на место испытаний. Однако плаванье корабля пресекли два мощных взрыва бомб, прикрепленных к днищу корабля. Судно затонуло вместе с одним из членов экипажа — Фернандо Перейрой.

После этого трагического происшествия гринписовцы решили восстановить это судно во что бы то ни стало. И вот обновленный «Рейнбоу Уорриор» 24 июля 1989 года прибыл в Ленинградский порт. Что греха таить, ведь раньше такой визит был попросту невозможен. Ведь члены этой международной организации смело бросались наперерез любому военному кораблю, если узнавали, что он несет ядерные боеголовки. Не обходили они своим вниманием и наши корабли.

А вот теперь, как сообщил прибывший вместе с гринписовцами народный депутат СССР, член-

корреспондент Академии наук СССР Алексей Владимирович Яблоков, у нас в стране создано советское отделение «Гринпис». Для того чтобы можно было финансировать его деятельность, была выпущена пластинка. Воины радуги смогли

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?