Костёр 1990-08, страница 27

Костёр 1990-08, страница 27

То ли детство такое эгоистичное время, что думаешь — коли тебе хорошо и уютно, то и всем остальным не хуже, то ли взрослые так здорово умеют прикидываться, оберегая детей, а скорее всего, и то и другое вместе. А может, люди среди всех своих бед все же бывают счастливы, не замечая этого сами?

Даже сейчас, когда все рухнуло, когда в не-затихающей обиде хочется выискивать самое плохое, выращивая это плохое до размеров баобаба, чтоб оно наконец заслонило все радости, связанные стой жизнью, чтоб не о чем жалеть,— даже сейчас это невозможно до конца.

Надя появилась на свет, когда маме уже исполнилось тридцать и ее собственное детдомовское прошлое, не обремененное заботами родни, всколыхнулось, послав новую мощную волну тоски по своему кровно близкому человеку. Откуда мама взяла Надю, это не имело такого уж важного значения, в графе «отец» стоял прочерк, что на кодовом языке социологии означает собирательный образ современника. Но это враки, что отца у нее не было, с семьей у нее получился даже перебор. В трехкомнатной квартире на Панорамной улице жили они впятером: мама, Надя, Федор Иванович, его жена Нина и баба Тоня — мама Федора Ивановича. Правда, потом баба Тоня уехала в Волгоград, но Надя помнила ее

21

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?