Костёр 1991-03, страница 28




Костёр 1991-03, страница 28

И что же, домой теперь?

спросил Иван

Иваныч.

Домой! Домой! — загудели братья Сидоры. — А вы-то в наших краях так и не побывали?

— Нет, — ответил я, — что-то не хотелось.

— Ну, ничего, — сказал Сидор Умный, — скоро и у нас все переменится. Мы тут в одном городе гостевали.

— Там-то ума-разума набрались, силой укрепились, — сказал Сидор Веселый.

Мне стало интересно послушать про этот город. И рассказали братья Сидоры, что там тоже было невесело.Люди сонные ходили, как осенние мухи. Ничего не желали, ничего не любили. Разве что спать-дремать. Все они проспали. И работу. И счастье. Все это лишь во сне видели. Им даже продавали сны с едой да с одеждой. Злодеев там, вроде бы, и не было, как на родине братьев Сидоров. Зато уж и хорошего мало встречалось. Одна была примета у того города — красивый Фарфо-ровный колокол. Да разве это колокол? Одно название. Не гудит. Не зовет. Лишь позвякивает.

Но вот случилось так, что разбился Фарфоровый колокол, а вместо него появился колокол настоящий. Медный. Громогласный. И сразу все в городе переменилось. Будит теперь колокол народ. Каждый в него может бухнуть. Тот радостью поделится.Этот на помощь позовет.

Длинную историю рассказали нам братья Сидоры. Я потом ее записал. Так и назвал «ФАРФОРОВЫЙ КОЛОКОЛ». Целая книжка получилась.

Вот так!

сказал Сидор Веселый,

спе

шим мы теперь домой.

Соберем всех, всем миром колокол отольем, — сказал Сидор Сильный.

Добрые вести должны до всех долетать, — сказал Сидор Добрый.

— И на беду всем вместе надо наваливать-ся, — добавил Сидор Умный.

— Сладим колокол, новую жизнь наладим.

т/

Тогда и в гости милости просим! — сказал Сидор Веселый. — Повеселимся!

— Что же вы все о себе да о себе, — смутился Сидор Умный, — как вы-то? Нашли Поющее дерево?

Не успел я ответить, как что, мол, пока не встретили, как полилась откуда-то тихая музыка. Буд-

О

то проснулся и запел пустой осеннии лес, зазвучали в нем голоса и птиц, и зверей, и трав. И еще вплеталась в эту музыку далекая забытая мело--дия песенки, которую пела мне еще моя бабушка. И нежные колокольные звоны текли в ней, перебиваясь иногда гулкими и даже тревожными ударами. Какие разные звуки! И как легко и просто уживались они в одной нескончаемой мелодии! Что это?

Мы стали оглядываться, искать волшебного музыканта и увидели человечка Соломенные ножки. Он стоял на широкой и круглой, как цирковая арена, спине Бегемота. В руках у него была скрипка. Но не та маленькая и слабая. А новая. Сверкающая. С тонкой веточкой-грифом. Похожая на какой-то неведомый плод. Может быть, на плод Поющего дерева?

Глава 18,

которую на самом деле можно бы назвать первой и которая называется

«СЕРЕБРЯНЫЕ КОЛЕСИКИ»

Откуда? Откуда появилась эта небывалая скрипка? И как в ней могла уместиться такая музыка? Человечек Соломенные ножки мол1 . п

то говорила его скрипка. Та, которую он смастерил в дороге из тех самых чурбачков, дощечек, травинок и ольховых сережек. И звучали в ней голоса природы, рожденные травинкой из сада Иван-да-Марьи. И вплетались песни наших дедов от тонкой пластины, подаренной Янтарным Мастером. И гудели колокола мира и радости, откликом тысячелетнего Дерева Свободы. И смешливые нотки Каламбургского дерева приплясывали в ней. Все это вместе сливалось в одну мелодию, словно бы созданную необыкновенном даром Яблоневого Мальчика.

Я и не заметил, как мы очутились на моей такой привычной вечерней улице. Над нами висело отражение комнаты. Ах, я рассеянный! Забыл погасить свет!

Иван Иваныч сложил свой зонтик. В своем чер

ном пальто и черной шляпе он сразу растворился в темноте. Я его не стал окликать, вероятно, пошел проверять школьные тетради. Ведь завтра у него обычный урок' ботаники. Только как он появится в школе с Мышью в левом кармане и с Кузнечиком в правом? Чудак!

А Бегемот исчез. Ну, конечно, я совершенно

забыл про него, заслушался музыкой. А, может, его позвала Лисичка? Ну что ж. Пусть он передаст ей мой привет. А она в ответ улыбнется. Тут мне стало хорошо и спокойно. Наверное, Лисичка в этот момент улыбнулась. Я просто уверен в этом.

— Сюда-скорей-сюда! — услышал я тонкий голосок.

Человечек Соломенные ножки плясал в невесомом отражении моего окна. И привычно помахивал мерцающей в отраженном свете скрипкой..

Я очутился в своей комнате. Глянул за окно, в

¥ m

отражение. Человечек Соломенные ножки исчез! Как, неужели навсегда? И тут мой взгляд упал на

лист бумаги с началом сказки. Только не этой, а

w

совсем другой. На листе был нарисован моей неумелой рукой крохотный человечек. На тонких соломенных ножках. Человечек Соломенные ножки.

Форточка хлопнула. Я испугался, что сквозняк унесет этот мой листок с человечком Соломенные ножки. Прикрыл форточку и глянул в окно. За окном была уже зима. Как быстро пробежало время!

Я стоял у окна и думал о бегущем времени. И о том, что его нельзя ни остановить, ни повернуть назад. Его серебряные колесики крутятся и крутятся... И вдруг я понял, что это уже другая сказка. Она меня зовет и манит. Придется собираться и отправляться следом за ней.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?