Костёр 1991-09, страница 20

Костёр 1991-09, страница 20

валось беспокойством, становилось легким и послушным порыву. В кишлаке телок видел многих птиц и даже различал на кучах навоза суетлив-цев-воробьев и майна — индийских скворцов. Теперь его озадачило достоинство сарыча и свобода птичьего парения.

А дни меж тем шли своей чередой.

Файзулла, приведший Черного в стадо, говорил, что бычок обрел товарный вид и надо ставить его на привязь.

2

Утром, когда обитатели загона еще дремали, старшие братья доверили своему младшему поймать Черного и отвести его пастись вокруг нового железного колышка.

— А вечером — в загон! — сказал Файзулла.— А то как бы он не забрел на хлопковые поля...

И Файзулла добавил:

— Да... Еще потопчет всходы, чего хорошего...

Но Черному стало душно, как только он увидел

в руках младшего длинный, крепко свитый волосяной аркан цвета травы. И Черный задал стрекача.

Он не уставал бежать и подминал под собой мнимые ловушки, а когда опустил хвост, остановился и поглядел назад, то увидел младшего далеко позади.

— На, скотинушка, на, на... — манил он, тянул к Черному горстью руку, но тот пренебрег лакомством — лакомей была вольная трава.

Вечером братья собрались в войско и гонялись

за Черным так, ради забавы и смеха, ради разминки и развлечения в своей скупой на послабления жизни.

— Хитер! — сказал Файзулла.

— Разве это дело? — сердился Сайфулла.

— Как будто нет на это дня! — намекнул младший.

И они забыли Черного до утра! Куда он денет-ся...

Втроем они ушли в шалаш и, засыпая, представляли себе завтрашнюю охоту.

3

Но история повторилась — снова Черный ушел. И тогда с наступлением вечера Файзулла сказал , младшему:

— Пусти воду на просяное поле...

— Земля должна насытиться,— сказал и Сайфулла. . f

И на следующий день братья загнали-таки бычка на просяное поле. Вода из арыка впиталась благополучно в землю, заболотила ее.

Два старших брата сторожили бычка справа и слева, а младший перекрывал путь к отступлению. Черный же стоял среди болота и пугливо смотрел по сторонам.

— Застрял! Застря-я-ял! — крикнул младший.

— Теперь поймаем! — кивнул ему средний.

Старший промолчал, а потом махнул братьям,

что означало: окружай!

Черный неподвижно ждал хозяев, но, когда они подошли ближе, чем сами ожидали, он резко скакнул с места и, проваливаясь в топь, устремился

не от охотников, а на них. И аркан, который словно лассо должен был обвиться вокруг его шеи, чиркнул в полете по хребту и упал в глинистую жижу.

И вновь Черный ушел от уже разъяренных своей неудачливостью братьев. Теперь они решили не ждать утра, они горели нетерпением, а потому поужинали, отдохнули и собрались захватить бычка врасплох на месте кочевки.

Но, крадясь к Черному, который лежал у загона, они разъярили собак, всполошили их, и бычок с шумом и топотом растворился в темноте.

— Да пропади он пропадом! — гневались братья, возвращаясь в шалаш. Но каждый хотел победить и пленить бычка, чтобы отличиться перед остальными.

Черный же не вернулся этой ночью к загону.

А утром преспокойно щипал траву на безопасном расстоянии от загона. В отдалении он, наивный, чувствовал себя вольным. Но братья не падали духом.

— Пусть только уедут хлопкоробы... — сказал младший.

— Догоним на лошади — куда он денется! — сказал средний.

Старший промолчал: он уже не хотел бросать слов на ветер.

Он молчал до вечера, а вечером стал седлать лошадь.

Младший горячился, просил Файзуллу дать ему лошадь, а уж бычка он поймает. Файзулла проверил седло, заново подтянул подпругу.

— Как накинешь петлю на шею бычка, так сразу мотай свободный конец на луку седла, а уж ло-шадь-то он не утянет, а?

И крикнул вслед младшему:

— Да сам-то в седле держись крепче!

4

Черный заметил охотника издали — с холма он бросился в заросли саксаула, туда вел его инстинкт свободы. Сильный и легкий на подъем, он путал лошадь, бросался из стороны в сторону, коротко фыркая, а петля аркана, цепляясь за ветви саксаула, разбудила в охотнике азарт. Азарт ослепил охотника. •

Братья наблюдали за погоней и понимали, что затея бесполезна, но поспешили на подмогу своему младшему, своему несмышленому. С шумом и криками выгнали они бычка из зарослей на открытое солнцу и ветрам место, когда лошадь младшего была уже в мыле. Однако и Черный устал, а # на открытом месте он не был таким проворным, но когда усталая лошадь настигала его," Черный падал, припадая на передние ноги, тыкался мордой в пряную землю, и, в который уже раз, аркан свистел мимо.

Вконец измотанный, боясь рухнуть под ноги лошади, Черный кинулся в сторону арыка, где поймать его было делом пустяковым.

Лошадь мчалась за ним следом, хрипела за его загривком. Страх заставил Черного внезапно затормозить всеми четырьмя ногами, и он не удержался на них и жалко упал на бок. Но и лошадь не ожидала такого оборота: она перемахнула

16

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?