Костёр 1991-12, страница 26

Костёр 1991-12, страница 26

ловы, Павел Глоба... Просто диву даешься, сколько из наших «сенсов» провели свое детство в

ламаистских монастырях. Причем, на каждое время есть своя «экзотика». Сегодня это, наверное, все, что связано с Индией. Во времена Калиостро — с Египтом.

ЗАКАТ «ЗВЕЗДЫ»

Из Петербурга Калиостро явился в Варшаву, затем во Францию. А в Европе была уже в зените новая «звезда» — доктор Месмер, открыватель животного магнетизма. Повсюду возникали заведения, где Месмер и его последователи занимались чудесными исцелениями. Европа самозабвенно доверилась новому кумиру, до которого было далеко графу Калиостро с его эликсирами

и магией. Тысячи людей сидели вокруг чанов с «заряженной» водой. (Пройдет почти двести лет, и история повторится. Только воду будут заряжать уже с экранов телевизоров...)

Впоследствии в жизни Калиостро было немало событий, ярких и не очень, но слава его после Петербурга стала явно клониться к закату. 27 декабря 1789 года он был арестован в Риме по доносу и отведен в замок Святого Ангела. Инквизиция обвинила его в принадлежности к масонству и оскорблении религии. Тогда же и были достоверно установлены многие факты его жизни.

Настоящее его имя было Джузеппе Бальзамо. Он родился в 1743 году в Палермо в семье торговцев. С юных лет Бальзамо был известен как человек, наделенный сверхъестественными способностями. Он

мог угадывать будущее и заниматься чревовещанием.

21 марта 1791 года его приговорили к смертной казни. Но Папа римский Пий IV заменил ее пожизненным заключением. Калиостро тихо скончался через два года после приговора...

Узнала ли русская императрица о печальной судьбе графа Калиостро? Возможно. Впрочем, ей снова, наверное, было

не до него.

А в путешествии Калиостро в Петербург был все-таки смысл. Он обманулся в надеждах на всемирную славу. Но обессмертил свое имя. До сих пор оно мелькает то здесь, то там по разным поводам, связанное с именами выдающихся людей и с выдающимися событиями. Кому из нынеьйних чародеев это по

силам?

Н. ГЕРАСИМОВА

г

я6

S

X

С

£ г

0

1

игрового объявил

к

t

1 s

Ш

9

2* I

Сектор № 33

Быстрее часовой, минутной и секундной стрелок вновь вертелась стрелка волчка.

Сектор № 33!

ведущий.— Со знатоками играет итальянский кинорежиссер Виторио Топикелли! Буэно дио! Внимание — вопрос! В 44-м году...

— В 44-м году,— откинувшись в кресле, сказал академик,— я командовал ротой.

Вы нарушаете правила игры,— возмутился ведущий.— Будьте добры выслушать вопрос до конца! В 44-м году до нашей эры...

Да,— сказал, прихлебывая кофе, профессор,— в то время, дорогой академик, ротой ты еще не командовал.

— Довольно! — не выдержал ведущий,— В соответствии

с правилами игры академик Пя-

титомов и профессор Синицын удаляются из-за игрового стола

на две минуты.

— Ну и пожалуйста! — синхронно пробурчали друзья и отправились на скамейку штрафников.

За игровым столом остались бабушка и внук.

Ведущий продолжал неумолимо гнуть свое:

В 44-м году до нашей эры был убит Цезарь!

Ох-ти, горе-то какое!

запричитала Анна Федоровна и вслед за академиком и профессором подверглась гонению.

Только на Пятитомова-вну-ка могли теперь надеяться непобедимые доселе знатоки.

Но голо& ведущего креп и не

хотел оставлять никаких надежд:

В том же году римский консул Марк Антоний предложил увековечить память Цезаря. И память была увековечена. Что это был за памятник?

— Держись, внучок! — не выдержала на скамейке штрафников репрессированная Анна Федоровна.— Вспомни, чему тебя учил профессор Синицын!

И хотя в душе, зная нескладный характер друга семьи, Анна Федоровна была уверена, что ничему хорошему Геннадий Анатольевич никого научить не может, сегодня она была бы рада ошибиться.

...Пятитомов-внук сосредоточился и вспомнил любимую крылатую фразу профессора.

И ты, Брут! — кричал,

бывало, Синицын, когда академик или Анна Федоровна были с ним в чем-то не согласны.

Нет, недаром готовил профессор своего юного друга к сегодняшнему дню. Крылатая фраза принадлежала Цезарю. А о Гае Юлии Николай Пяти-томов-внук знал все! И то, что Цезарь был одним из крупнейших государственных деятелей, военачальников, писателей и ораторов Древнего Рима. И то, что он разбил племя гельве-тов, покорил большинство галльских племен. И то, что он не только воевал и правил, но и реформировал календарь — в 46-м году до нашей эры. А в 44-м году до нашей эры заговорщик Брут убил Цезаря кинжалом.

Тут сердце юного знатока похолодело. Как же так? Убили Цезаря в 44-м, а реформу календаря он совершил в 46-м...

Минута, отпущенная на обдумывание, подходила к концу. На глаза наворачивались слезы. На скамейке штрафников странно размахивал руками старший друг — профессор

Синицын, как будто плыл баттерфляем.

Продолжение смотри на стр. 29

21

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?