Костёр 1991-12, страница 34

Костёр 1991-12, страница 34

ни кровожадны, но их жажда наживы, бесчестность, их скорые на расправу примитивные души обречены.

Стивенсон писал роман легко и весело. Образы героев удавались ему.

Дед и отец Стивенсона были строителями маяков. В доме часто бывали настоящие морские волки. И потому Роберту нетрудно было представить себе, скажем, штурмана Бил-ли-Бонса. Законченные главы романа писатель читал всей семье. Вечерами все собирались у камина и кто с замиранием сердца, кто с улыбкой слушали повествование. Когда Стивенсон дошел до того места, когда Джим и его матушка открыли сундук Билли-Бонса, отец забраковал страницу. Он схватил конверт делового письма, оказавшегося под рукой, и набросал список:

— Вот что должно было храниться в сундуке Бонса,— сказал он сыну,— новый, старательно сложенный костюм. Квадрант, морской прибор, жестяная кружка, несколько кусков табаку, пара пистолетов, слиток серебра, старинные часы, несколько безделушек, пара компасов в медной оправе, и пять или шесть причудливых раковин из Индии. А на самом дне должна лежать карта, завернутая в кусок брезента, и деньги — пиастры и дублоны.

Роберт тщательно переписал весь список и так, не изменяя,

\

и поместил его в роман...

Итак, роман прочитан. А потом напечатан. С «Островом сокровищ» к Стивенсону пришла всемирная слава. Эта книга никогда не наскучит. Новые и новые читатели открывают «Остров сокровищ». Снова и снова «Испаньола» — замечательный парусник, прочный и послушный корабль увлекает в новое путешествие. И мы знакомимся с таинственным и угрюмым островом, затерянным в океане, сражаемся с пиратами и ищем сокровища.

Но совсем не пиастры и не золотые слитки влекут нас, а благородные характеры честных и отважных героев и волнующий путь к далекой цели...

О. КОВАЛЕВСКАЯ

Начало смотри на стр. 21

а а •

Вот,

Пятито-

подумал мов-внук,— баттерфляем меня плавать-то научил этим летом — в Вырице, на реке Оре-деж, против течения, а толку что?..— И тут он догадался! Против течения! В обратную сторону! Годы до нашей эры считаются в обратную сторону! Но ответа на главный вопрос' все еще не было. Ах, если бы тогда спросить у профессора — в Вырице, на Оредеже, в июле... В июле!!!

И зазвучала сирена.

Ваше время кончилось, сказал ведущий.

— Ответ готов,— сказал достойный ученик профессора Синицына.— Отвечать буду я! Консул Марк Антоний в 44-м году до нашей эры предложил в память о Гае Юлии Цезаре и в благодарность ему за упорядочение календаря, а также за военные заслуги месяц квин-тилис, в котором родился Цезарь, переименовать в месяц юлиус, что и было сделано. Месяц июль — вот памятник Цезарю!

— Виват! — закричали со скамейки штрафников профессор и академик.— Виктория!

А Анна Федоровна безудержно рыдала. Это были слезы счастья.

Счет стал: 2—0.

Сектор № 12

Знатоки

Ольга

напряглись. Ильницкая, журналист из Одессы, прислала им черный ящик. «Что,— спрашивала она,— находится в ящике, если оно связано с календарем и с сегодняшней игрой?»

— По восточному летоисчислению этот год был годом овцы. Значит, в ящике — овца,— заявил Пятитомов-млад-

шии.

Нет,

не согласился старший,— овца не влезет.

Значит, обезьяна. Будущий, 1992 год, будет ее годом.

Обезьяна тоже не вле-настаивал на своем ака-

Си-

демик.

— Влезет,— догадался ницын,— по-моему, в ящике есть двойное дно.— И он начал

обстукивать черный параллелепипед.

Сейчас я вас снова удалю с игровой площадки,— пригрозил невидимый ведущий,— оставьте ящик в покое.

Мне пора домой. Вы как хотите, а я поехала! — решительно поднялась со своего места Анна Федоровна.— У меня дела поважнее, чем эти глупости.

— Время, время заволновался, академик, на Федоровна, я попросил бы...

Нет, это я попросила бы! Действительно, время идет! У меня новогодний студень на огне стоит!

Надо было поставить на

идет!

Ан-

маленькии,— выдвинул предложение профессор.

— Он и стоит на маленьком, но сколько же можно? начала раздражаться Анна Федоровна.

Невозможно работать! начал раздражаться еще сильнее супруг.— Думать надо! Выдвигать версии! У вас ленивые мозги! Тут игра идет, до сирены 15 секунд, а она: студень! студень! студень!

И тут раздалась сирена.

И голос ведущего:

Снова победа! Молодцы! В черном ящике действительно студень! Так назывался на Руси нынешний месяц — декабрь. Прошу открыть ящик!

Победители взяли тайм-аут. Студень был очень вкусный. Отведав отличного декабря, знатоки успокоились и решили, что дальнейшую игру они смогут провести и втроем. Анна Федоровна отправилась домой, чтобы выключить плиту.

Продолжение смотри на стр. 32

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?