Костёр 1992-04-06, страница 12

Костёр 1992-04-06, страница 12

маюсь наверх. Только чую: нельзя верить этой старой крысе! Беру фонарь, иду обратно. Гляжу — еще одна дверь. Открываю. Сперва меня окаты

вает водицеи, а потом я вижу: чьи-то руки цепляются за порог... Это были вы. Я вытащил вас наружу, тем дело и кончилось. Больше мне сказать нечего.

Глава седьмая

ПРАВОСУДИЕ СВЕРШИЛОСЬ

Родольф горячо поблагодарил Живореза.

— А теперь,— сказал он сурово,— настал черед Грамотея. Я позабочусь, чтобы впредь он не смог нам вредить.

— Надеюсь! — воскликнул Живорез.— С вашего разрешения, я мигом сбегаю за полицией.

— Нет. Я отпущу Грамотея на свободу и дам

ему денег.

— На свободу!.. Да еще и с деньгами!

Жи

ворез не верил своим ушам.

— Скоро ты все поймешь... А, вот и вы, Давид! Навещали Мэрфа? Как он себя чувствует?

— Спит, монсеньор. Теперь, когда вам получше, я могу признаться: его рана очень опасна.

— И жизнь Мэрфа под угрозой?

— Да.

— Что ж, Давид, пора наказать убийцу. Родольф что-то сказал врачу на ухо. Тот в ужасе

отшатнулся.

— Вы колеблетесь?

спросил Родольф.

А

ведь я и раньше говорил вам, что считаю такую кару единственно справедливой для отпетых преступников.

— Вы правы, монсеньор. У меня нет жалости к убийцам. Я сделаю все, что вы прикажете,— произнес доктор Давид после долгого молчания.

— Мы будем его судить. Введите преступника!

Четверо слуг внесли Грамотея, крепко привязанного к креслу. Давид и Живорез сели рядом с Родольфом.

— Вы гнусный негодяй,— заговорил Родольф.— Вас уже судили за убийство и отправили на каторгу в Рошфор. Вы бежали, чтобы творить новые злодеяния. Вы пытались убить меня. Вы ранили ножом моего лучшего друга... Ваше настоящее имя — Ансельм Дюренель.

— Лжете!

— Я буду вас судить.

— Не имеете права. Отведите меня к настоящим судьям!

— И не подумаю. Оставьте надежду. У вас есть сын: вы похитили его у несчастной матери. Он жив?

— Не убивайте меня! Я расскажу все, что знаю.

— Ладно. Вы будете наказаны, но я обещаю сохранить вам жизнь.

— Я дал сыну хорошее воспитание. Потом один мой друг устроил его на работу в банк города Нанта. Он должен был помочь нам ограбить банк. Но мальчишка наотрез отказался и сбежал. Его пытались отыскать...

— Кто? Конечно, Краснорукий?

— Да. До недавнего времени парень жил в доме номер 17 по улице Тампль. Он называл себя Франсуа Жермен... Но мы узнали об этом слиш

ком поздно: он успел съехать неведомо куда. Это все. Теперь отпустите меня.

Родольф подал знак врачу, и четверо слуг унесли Грамотея. Через некоторое время из соседней комнаты послышался жуткий вопль.

— Что они с ним делают, господин Родольф? — прошептал Живорез.— Мне страшно.

Родольф ничего не ответил. Грамотея опять внесли в комнату.

— Чего вы от меня хотите? — кричал Грамотей.— Мне больно! Я ничего не вижу! Зачем вы завязали мне глаза?

— Развяжите его,— приказал Родольф.— Дайте ему пять тысяч франков, и пусть убирается.

Грамотея освободили. Он встал, вытянул руки и шагнул вперед. Потом провел ладонью по лицу и отчаянно взвыл:

— Да ведь глаза-то не завязаны!.. А! Я ослеп! Ослеп! Что вы со мной сделали?! Нет, нет, это кошмарный сон!

— Вы свободны,— торжественно произнес Родольф.— У вас даже есть деньги. Я сдержал слово. А теперь ступайте. Живорез, друг мой, отведи его, куда он поделает. А потом возвращайся.

Живорез увел Грамотея. Родольф повернулся к доктору Давиду:

— Дайте-ка мне бумажник этого бандита. Там должны быть очень.важные документы.

Глава восьмая

ГРАФИНЯ И ЕЕ БРАТ

В роскошном особняке на улице Сент-Оноре графиня Сара Мак-Грегор беседовала со своим братом Томасом Сейтоном.

— Никогда, никогда я не смогу забыть оскорбление, которое мне нанесли в Герольштейне семнадцать лет назад. Родольф безумно любил меня, мы тайно обвенчались, я ждала ребенка... А отец Родольфа приказал выгнать меня вон!..

— Но твои письма, Сара! Ты ведь писала мне, что равнодушна к Родольфу, что тебе нужен не он, а герцогская корона... Покойный герцог перехватил эти письма..

— Ах, зачем ты тогда уехал!

— Да ведь ты сама просила меня на пару недель вернуться в Англию.

— Брак был расторгнут, меня изгнали... меня!!! О, я была довольна, встретив беднягу Мак-Гре-гора!.. Но вот мой супруг скончался, Родольф тоже недавно овдовел. Мы оба свободны, а я все так же хороша собой. Я должна снова завоевать его.

— Но ведь он уже не наивный юноша! И как ты увидишься с ним? Он распорядился, чтобы тебя и близко не подпускали к границам герцогства Герольштейнского!

— Я разыщу его в Париже. Это не так уж трудно. Еще немного, и мы застали бы его в том кабачке...

Даже если ты встретишься с ним, он тебя и слушать не станет.

— О! Я заведу речь о нашем ребенке.

— Ваша дочь давно умерла. Напрасно мы дове

ю

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?