Костёр 1992-04-06, страница 9

Костёр 1992-04-06, страница 9

Двери, выходящие в сад, очень легко взломать. К тому же сторож глух, как пень...

— Ну и каков же ваш план?

— Перелезаем через стену, взламываем дверь или окно, забираем золото... Вас это устраивает?

Грамотей задумался на минуту, потом заявил:

— Сперва моя жена сходит на разведку. Мы отправимся следом. Деньги надо взять... сегодня вечером.

— Сегодня? Сегодня я не могу.

— Неужели? А я не могу завтра.

— Но почему?

— По той же самой причине, которая мешает вам пойти на дело сегодня. Вы не доверяете мне, а я — вам.

Родольф в свою очередь задумался. Дело становилось опасным. Но как иначе заманить Грамотея в ловушку и заставить говорить?

— Сегодня так сегодня! — решился Родольф.— Где мы встретимся?

— А зачем нам расставаться? Вам меня не надуть, как ни старайтесь. Может, вы хотите выдать меня полиции?

— Почему вы думаете, что сегодня мне не удалось бы вас выдать?

— Вы не успели бы так быстро расставить мне западню. Я пойду сегодня или никогда. Но если никогда, то берегитесь: рано или поздно я вам отомщу.

— Ладно, этот вечер мы проведем вместе.

— Вот и хорошо, — сказал Грамотей. — Сейчас только два. Можно обождать в «Разбитом сердце». Это кабак на набережной Сены, оттуда рукой подать до Аллеи Вдов. Расплатимся за завтрак, а потом найдем фиакр.

— Мне нужно купить сигар, — сказал Родольф, вставая.

— О, не беспокойтесь! Хитрюга живо сбегает: она всегда рада вам угодить.

— Жаль, что здесь не топят. Я совсем продрог,— пожаловался Родольф и спрятал руки под свой широкий плащ.

Они остались вдвоем с Грамотеем. Родольф украдкой вынул из внутреннего кармана бумагу и карандаш. Не прерывая разговора, быстро написал: «Сегодня, в десять вечера». Грамотей ничего не заметил. Чтобы скрыть радость, Родольф встал и принялся расхаживать по комнате.

— Сидите спокойно, — приказал Грамотей. Он вытащил огромный нож и пояснил: — Это на случай, если сторож проснется. Нам не надо шума.

— Убийство? Нет, это не по мне. Если он проснется, мы убежим.

Грамотей пристально посмотрел Родольфу в глаза и медленно произнес:

— Итак, речь идет всего лишь о краже... Ладно, уговор есть уговор. Я иду с вами. А вот и Хитрюга. Купила сигары? Нам пора. Хитрюга, ступай вперед. А теперь вы, сударь. Нет, сначала вы, потом я...

В голосе Грамотея послышалась угроза, и Родольф нащупал в кармане пистолет... В общей зале он встретился взглядом с человеком в одежде мясника.

Сова подозвала фиакр. Родольфа снова пропустили вперед. Окно в экипаже было открыто. Родольф пожаловался на холод и закрыл окно, незаметно выбросив наружу записку. И опять Грамотей ничего не заметил...

Глава пятая

в гостях У крлснорукого

Фиакр быстро мчался вперед. Внезапно Родольф увидел, что их обгоняет всадник в голубом плаще. Он узнал Мэрфа. Значит, верный слуга подобрал записку и все понял!

Через час Грамотей приказал кучеру остановиться. Расплатившись, он велел Родольфу следовать за собой. Дождь прекратился, но по-прежнему было пасмурно. Смеркалось. Вода в Сене продолжала подниматься.

— Вот мы и на месте, — сказал Грамотей.— И вовремя: кажется, снова накрапывает.

— А где же кабак? Здесь нет ни одного дома.

— Взгляните-ка под ноги. Эй, осторожно: не наступите на крышу!

Родольф еще ни разу не бывал в подземных кабачках. В 1838 году на Елисейских Полях их было великое множество. Ступени, вырытые в жирной, влажной земле, вели в глубокий ров. На дне рва — убогое дощатое строение с низкой дверцей. Это и был кабачок «Разбитое сердце».

Грамотей издал условный свист. В ответ послышался точно такой же.

— Хозяин дома, — сказал бандит, — Сова пойдет первой, потом вы, а я следом.

Внизу их встретил мужчина, похожий на крысу. Его внешность выражала ум, коварство и злость, вместе взятые. Рядом стоял тощий, хромой мальчишка с узеньким лбом. Желтые волосы свисали до самых глаз. Он тоже сильно смахивал на крысу. Это был Краснорукий и его сын Хромуша.

— Здорово, старина! — приветствовал Грамотея Краснорукий. — Чем могу служить?

— Одолжи-ка моей жене на полчасика мальчишку. Она тут кое-что обронила, пускай поможет искать.

Краснорукий подмигнул Грамотею и приказал:

— Хромуша, ступай, помоги даме.

Сова и мальчишка ушли. Краснорукий усадил гостей за столик, подал им вина, а сам примостился неподалеку.

Они молча курили. Каждый думал о своем. Родольф тревожился за Мэрфа. Ведь тот должен изображать сторожа. Хорошо ли он понял Родольфа? Сумеет ли за себя постоять?

В соседнем углу чернел огромный люк. Он вел в глубокий подвал. Грамотей нарочно сея так, чтобы заслонить люк своей широкой спиной.

— Полагаю, молодой человек, — заметил Грамотей, — мы можем нанести визит вашему другу часов этак в восемь.

— Чересчур рано, — возразил Родольф. — Он ложится спать в десять.

— Вы уверены?

— Абсолютно. Раньше десяти я отсюда не тронусь.

— Не беспокойтесь, кабачок закрывается в

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?