Пионер 1968-01, страница 29

Пионер 1968-01, страница 29

Кир стоял и плакал, потому что ему было тогда всего только десять лет.

Письмо Гарпага

В доме отца Кира учили всему, что должен знать и уметь перс: ездить на коне, стрелять пз лука и всегда говорить правду.

Учили Кира и тому, что не. дозволяется делать. И опять прежде всего не лгать. Лживость считалась у персов самым постыдным из всех пороков. Чего нельзя делать, того нельзя и говорить.

Вторым после лживости важным пороком было иметь долги. И тут сказывалось отвращение ко лжи: ведь должник вынужден лгать!

Нельзя плевать в реку. Нельзя мыть руки в реке. И нельзя позволять кому-либо делать это. Река — божество. А богов надо почитать.

Богам не нужно ни храмов, ни алтарей. Глупцы те, кто делает это и кто представляет себе богов такими же, как люди.

Но жертвы богам надо приносить. Приносить жертвы надо Солнцу — оно согревает, даст жизнь, посылает урожай; .'Туне — она ведает водами; Земле — она кормит людей и кормит их стада. А также Воде, Огню, Ветрам — природе, от которой зависит жизнь человека.

Кира учили, как должно вести себя с людьми. Кто с тобой одного звания, встретившись на улице, целуешь в уста. Если встретишь человека званием немного ниже, целуете друг друга в щеку. Если же повстречаешь знакомого, который гораздо ниже тебя по званию, тот должен пасть на колени и поцеловать тебе ноги.

Проходили годы. Кир стал сильным, красивым юношей. В кругу своих сверстников из Знатных персидских семей Кир проводил веселые дни. 11 во всем он был первым. Никто лучше его не стрелял из лука, никто так отважно и красиво не умел скакать на коне, никто так метко не бросал копья. Кир превосходил всех, он был как луна среди звезд. И все его любили, потому что он был прост в обращении и умел вести себя так, что никого не подавлял и не оскорблял своим превосходством.

Может быть, веселые, пестрые дни цветущей юности Кира, которые мчались, полные приятных забот, путешествий, игр и развлечений, совсем отодвинули бы тяжелые воспоминания детства и мстительную ненависть к тому, кто сидит сейчас за семью зубчатыми стенами в Экбатане, к тому, кто держит в подчинении его отца, к тому, кто когда-то приказал убить его, Кира... Может, еще ждал бы Кир в бездействии поворота своей судьбы, если бы обо всем, что случилось тогда, забыл Гарпаг.

Но Гарпаг ничего не забыл. Он был тем же преданным царю вельможей. Он охотно выполнял поручения Астиага, был всегда спокоен, всегда почтителен. Все, что ни делает царь, хорошо. Все, что он решает, мудро. Он весь принадлежит царю: пусть в любую минуту Астиаг потребует от Гарпага его жизни - Гарпаг умрет!

Но, приходя домой, он становился самим собою. Печальная тишина покоев неизменно напоминала ему о том маленьком живом человеке, который ушел отсюда, посланный на смерть рукой отца... Гарпаг видел его, он видел вдруг расширившиеся от страха глаза мальчика, когда, запнувшись, он остановился на пороге. Гарпаг протягивал руки, будто стремясь удержать ребенка, и тут же, опомнившись, бессильно опускал их.

И тогда он скрежетал зубами, и злым шепотом проклинал Астиага, и призывал на его голову гнев всех богов, какие только могут вмешаться в жизнь человека. И, устав от проклятий, плакал.

Гарпаг еще не знал, как отомстит царю. Но его мысль работала над этим неустанно. Он должен отомстить, и он это сделает. Но как? Что он может сделать Астиагу, человеку подозрительному и осторожному, который всегда окружен охраной за своими семью стенами? Как ему добраться до Астиага? Ведь не может же он собрать войско и захватить царя и потом казнить его так, как он заслуживает за свою свирепость! Гарпаг только родственник царя, но царем он никогда не будет.

И тут перед ним возникал Кир. Вот кто будет царем! Рано или поздно он будет царем. И он поможет Гарпагу отомстить за псе. Только не надо дать Киру забыть о прошлом.

И Кир от времени до времени стал получать подарки из Мидии. То прибывали кони из Не-сейской равнины, самые лучшие лошади страны, которые славились своей выносливостью, быстротой и красотою. Подарок Киру от Гарпага.

То привозили египетский чешуйчатый панцирь, украшенный золотом,— подарок Киру от Гарпага.

То красивый, красный, расшитый золотыми птицами плащ, достойный царского плеча,— подарок Киру от Гарпага.

Кир принимал и благодарил. II Гарпаг знал, что юный Кир помнит о нем.

Годы шли. Гарпаг торопил их. По ночам, лежа без сна, он считал и подсчитывал, сколько лет теперь Киру. Гарпаг знал о мальчике все: что он растет, как выхоленное деревцо, что он лучше всех своих товарищей скачет на коне и стреляет из лука, что он красив, как молодая луна... Скоро, уж скоро станет Кир взрослым,

Ф

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Астиаг
  2. Бросили на колени перед царем

Близкие к этой страницы
Понравилось?