Пионер 1980-12, страница 34

Пионер 1980-12, страница 34

■4 ^

л v

т

Однажды при встрече с Фрэдэрикой он сказал:

— Ты убедилась, что умеешь летать. Хочешь, я на днях возьму тебя с собой?

— Куда?—спросила Фрэдэрика.

— На птичий праздник!—ответил Дрозд.— Птицы будут отмечать начало Весны. Для нас, певчих птиц, это великий праздник.

— Хорошо, — согласилась Фрэдэрика,—но я не умею петь, как вы.

— Это неважно,—сказал Дрозд. — Ты будешь только смотреть и слушать. Тебе придется помолчать, иначе ты можешь напугать птиц-певцов, и они улетят. Тогда ты сорвешь наш праздник.

— А как он проходит?—поинтересовалась Фрэдэрика.

— Сначала мы все вместе поем «Гимн Весне»,— сказал Дрозд. — Затем каждая птичья семья произносит свои пожелания к наступающему году. После этого присуждают награды за лучшие пожелания: солнечные лепешки, лунные пирожные, ледяные сосульки, которые еще до конца не растаяли.

— Ты тоже будешь награжден? — спросила Фрэдэрика.

— Нет, я состою в Жюри,— ответил не без гордости Дрозд. — Я буду присуждать награды победителям. С моим пением считаются.

— И когда же мы полетим? — спросила Фрэдэрика.

— Скоро. Очень скоро. Я тебя предупрежу, —сказал Дрозд и начал приводить в порядок свои перышки.

Через три дня установилась восхитительная погода. Небо было такое голубое, как мамино праздничное платье. Солнце светило и грело вовсю.

Воробьи чирикали до умопомрачения.

— Мы улетаем, Фрэдэрика! — объявил Дрозд.

— Когда?

— Сейчас.

— Мне надо собраться, — сказала Фрэдэрика.— И потом я не знаю, сумею ли я лететь? Прошлый раз я ведь только попробовала.

— И очень удачно,—сказал Дрозд.—А собираться в дорогу незачем. Полетишь налегке. Только закрой как следует свой плохой глаз, а то ты можешь упасть на землю. Погоди, я придумал, как подтолкнуть тебя.

Дрозд сделал знак Тополю. Тополь склонился к ногам девочки.

— Ухватись за него и—в путь-дорогу! — крикнул Дрозд.

Фрэдэрика ухватилась обеими руками за макушку Тополя, тот быстро выпрямился, и Фрэдэрика очутилась в воздухе рядом с Дроздом.

Они летели рядом, набирая скорость. Фрэдэрика на лету заклеила свой левый глаз кусочком пластыря, который оказался в кармашке ее платья. Теперь глаз был надежно закрыт. Вскоре Дрозд и девочка были окружены сотнями птиц, летевшими в том же направлении.

— Куда они летят? — спросила Фрэдэрика.

— Туда же, куда и мы, на «Праздник Весны»,— ответил Дрозд.— Не разговаривай со мной, мы уже приближаемся.

Они были над лесом. Дрозд показал на полянку:

— Опустись тут. Встань за сосну, за всем наблюдай, но молчи. Когда все закончится, я прилечу за тобой.

Фрэдэрика плавно опустилась на траву и спряталась за ствол большой сосны. Вокруг полянки все деревья были усеяны птицами, которые шумно и радостно переговаривались. Одни без умолку щебетали, другие пели, не обращая внимания на окружающих. На одной из берез группа Жаворонков без конца репетировала свои трели. Вокруг стоял праздничный птичий гомон и гам. И вдруг все стихло. На полянке появился Попугай. Переваливаясь с ноги на ногу, он направился к большому пню и лениво взобрался на него. В ту же минуту к Фрэдэрике подскочил Дрозд.

— Смотри хорошенько! —предупредил он Фрэдэрику. — Праздник начинается.

— Кто это?—шепотом спросила Фрэдэрика, показав в сторону Попугая.

— Это Попугай! Он Председатель Жюри! — ответил Дрозд.

— Как странно, ведь сам он не умеет петь.

— Зато у него прекрасный слух!—сказал Дрозд. — И потом, лучше его никто не умеет произносить речей. К тому же он никому не завидует, потому что живет в домашних условиях, на всем готовом.

— Как же он сюда попал?

— Очень просто. Каждую Весну он находит возможность удрать на денек из своей клетки. Не знаю, что бы мы сегодня без него делали, — объяснил Дрозд.

Попугай, не двигаясь с места, три раза хлопнул крыльями. Краски его бесподобного оперения переливались на солнце.

Сигнал Попугая был встречен невообразимым шумом крыльев. Все птицы постарались занять места поближе к Попугаю. Они расселись группами, и Дрозд называл Фрэдэрике каждую группу в отдельности.

— Видишь, это — Жаворонки. Возле них — Синицы. А вот это Малиновки в ярких жилетах. Сбоку — Снегири. Поближе к ним — Зяблики желтые, коричневые и других цветов. Позади них Соловьи, а рядом мои однофамильцы. Видишь?

— Я вижу еще Воробьев!—сказала Фрэдэрика.

— К сожалению, и они здесь,— сказал Дрозд. — Их много больше ста, но от них не отделаешься, раз они уже тут. Теперь я возвращаюсь на свое место возле Попугая. А ты притаись и не очень выглядывай из-за сосны, а то

©

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?