Пионер 1980-12, страница 8

Пионер 1980-12, страница 8

г

лы. Обрыв—ламелька соскакивает вниз, станок отключается.

И всюду поспеть надо. Руки так и мелькают. Ноги на месте не стоят. Туда-сюда. Точно с челноком наперегонки. Трудно.

А Анна Федоровна подбадривает:

— Ох, нелегкая у нас, ткачих, дорожка. Так ведь и солнце все одним путем по небу ходит. А не устает. Почему? Потому что светит. Вот и мы людям светить должны, иначе какая жизнь...

Пришло время—начала Валентина Плетнева работать на двенадцати станках.

Глава, в которой секретарь партийной организации ткацкого производства

ткачиха Екатерина Григорьевна Шахунова рассказывает о своей подруге

Пришла к нам в цех молоденькая девушка. Сразу после школы. Валя Де-душева. Еще за партой услышала она о Плетневой. И в сочинении написала: «Хочу быть не просто ткачихой, а такой, как Плетнева» .

Наша Валентина к тому времени стала уже Героем Социалистического Труда. Вот две Валентины встретились. Старшая стала учить младшую. Это в характере Плетневой: что умеет сама—дать другому. Разве не этому учила ее Анна Федоровна? Теперь Дедушева сама мастерица каких поискать. Не так давно привела в цех .младшую свою сестренку: «Пусть Валентина Николаевна ее тоже обучит...» Вот так.

Наша Валечка — депутат Верховного Совета РСФСР, член комиссии по делам молодежи. И, выступая там, добивалась важного решения: каждому пареньку и девушке, что пришли на производство со школьной парты, непременно прикреплять умного и знающего наставника. И ее услышали повсюду.

Мы любим нашу Валентину. Скольким людям она помогла как депутат! Ветерану войны помогла получить квартиру. Настояла, чтобы в Костроме построили новую больницу. Добилась, чтобы город чище убирали.

А о том, как работает, лучше всего говорит письмо, которое прислал ей Леонид Ильич Брежнев: «Дорогая Валентина Николаевна! Сердечно поздравляю Вас с замечательным достижением—выполнением к годовщине со дня открытия XXV съезда КПСС трех личных годовых заданий...»

Это было несколько лет назад. Сегодня Валя Плетнева выполнила тринадцать годовых норм! Мы безмерно ею гордимся.

Глава, в которой рассказывается, как ткачиха Плетнева превратила свой станок в «машину времени» н оказалась почти в 1990 году

Волшебный клубок, разматываясь и разматываясь, приводит сказочного героя куда тому пожелается.

Тридцать три года идет за своей льняной нитью, путеводной нитью своей жизни, Валентина Николаевна Плетнева, и та привела ее в будущее. Ее станки превратились в «машину времени» .

Трудно вообразить, как за пятилетку сделать тринадцать годовых норм. Тут есть что-то от волшебства, точно Плетнева имеет дело не с льняной, а с той, сказочной, нитью.

Нет, все обыкновенно. Никаких чудес.

Рабочая смена Плетневой самая обычная. Восемь часов. Только в том-то и суть, как смотреть на эти часы. Плетнева рассматривает их как бы с помощью особого микроскопа, когда зримо видятся так часто ускользающие от нас мельчайшие частицы времени—секунды. Вот в чем тайна ее успеха.

Секундами измеряет ткачиха Плетнева каждое свое движение.

Есть даже карта, которая показывает, как и по какому маршруту Валентина Николаевна обходит все свои станки. Между прочим, в комбинатском профтехучилище эту карту изучают так, как школьники изучают карту географическую.

Ни одного лишнего шага. Ни одного неэкономного жеста.

Порвалась нить основы. Ее надо связать, пропустить через ламельку. На эту операцию по норме отпущено 28 секунд. Плетнева справляется за 18 секунд. Видите, десять секунд «в уме». Зарядить в станок шпули с уточной нитью надо за шесть секунд. А Валентина Плетнева втрое быстрее это делает.

И так на каждой операции, а их множество. Вот какая удивительная сноровка. Она не с часами — с секундомером соревнуется!

Секунды, секунды... Вот мелочь-то, скажет иной. А вот и не мелочь, когда имеешь дело с двенадцатью станками. И экономисты тоже сказали—не мелочь! Сэкономленные секундочки дают Плетневой за одну смену... три с половиной часа высвобожденного времени. Почти полсмены.

И так каждый день. А за пятилетку вон сколько набежало! «Машина времени» доставила ткачиху Плетневу почти в 1990 год.

Глава, в которой костромские юнкоры задают Валентине Николаевне еще один вопрос

Скажите, если бы вы начали с самого начала и вам было бы, как после войны, пятнадцать лет—какой путь избрали?

— А тот же самый. Дорожка, верно, нелегкая. Но нет мне ее дороже. Улица Советская, проспект Текстильщиков. Я так, ребята, думаю: на каком месте человек бы ни был, он всегда должен хоть чуть-чуть светить людям. Улыбкой. Работой. Душой.

Ну вот, вроде все сказала. Отдохну маленько. Завтра к шести утра на смену выходить...

О

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?