Пионер 1988-09, страница 13

Пионер 1988-09, страница 13

с сестрой и мамой и соседкой Елизаветой Николаевной будем тебе очень рады».

Не прошло и двух недель, как письмо с помощью Елизаветы Николаевны было переведено на английский язык и отправлено в Голландию.

Ответ Москвы

— Почта какая-нибудь есть? спрашивала Розалинда каждый раз. когда днем вбегала в магазин.

— Здравствуй, говорили ей родители.— Ничего нет.

Это продолжалось почти две недели. В первые дни Розалинда спрашивала иначе: «Есть ли для нее письмо из России?» Мама стала поправлять ее:

Не из России. Из Советского Союза. Люди, мечтающие путешествовать, должны знать правильное название стран.

Тогда Розалинда стала кричать с ходу:

— Мама, есть письмо из Советского Союза?

Если в магазине были покупатели, мама сердилась и жестом приказывала ей помолчать. А однажды объяснила:

Послушай. Розалинда. когда в магазине есть покупатели, не вскакивай со своими вопросами. Есть люди, которые... как бы тебе это сказать... считают не совсем правильным получение писем из Советского Союза. Эта страна не всем нравится.

Розалинда не могла понять этого. Но она послушалась мать и с тех пор стала просто спрашивать:

— Есть для меня письмо?

— Нет, отвечала мама из-за прилавка.

Нет,— отвечал папа из мастерской.

Их квартира находилась на втором этаже, над магазином. Спросив о письме, Розалинда сразу бежала наверх — посмотреть, что там натворил без нее младший брат Вильям. Ему было девять лет. Он был крикливым и требовательным ребенком. Он все время дразнил ее:

ей мама и побежала за ней вдогонку, несмотря на то что у нее в магазине был покупатель, который покупал багажник к велосипеду. На ее усталом лице была улыбка: — В кухне на столе лежит письмо.

С шумом захлопнув дверь, Розалинда побежала наверх в квартиру. Она раскраснелась и никак не могла попасть ключом в замочную скважину.

Когда наконец ей удалось вставить ключ, дверь вдруг распахнулась ей навстречу. Розалинда увидела большую круглую грудь и поняла, кто был в квартире. Это была бабушка.

Бабушка приходила всегда в самое ненужное время и во все вмешивалась. Папа Розалинды — сын бабушки,— пожалуй, был единственным, кто не подвергался критике.

У нас с папой велосипедный магазин, а не сказочный лес. Надо работать, а не путешествовать.

Он повторял за папой все, как папу... то есть попугай.

Началась шестая неделя, а письма не было. Однажды Розалинда, вернувшись из школы, как всегда спросила:

— Почта есть?

Не дожидаясь ответа, она направилась к двери наверх.

— Розалинда, подожди пожалуйста,— сказала

— Здравствуй, бабушка! сказала Розалинда и попыталась обежать ее, чтобы попасть на кухню.

Но бабушка загородила ей дорогу:

— Вытри ноги. Здравствуй, Розалинда.

Она внимательно оглядела внучку:

— Опять кроссовки, опять брюки! Почему ты больще ничего не носишь? Где юбка, которую я тебе сшила. Она тебе очень идет. Или она тебе не нравится?

Розалинда глубоко вздохнула:

Все девочки в нашем классе носят брюки.

— Вот потому что все носят одно и то же, сказала бабушка,— ты должна надеть что-нибудь другое. Когда мы были молодыми, мы хотели быть привлекательными, отличаться от других. А сейчас, кажется, все хотят выглядеть одинаково.

С возмущением покачав головой, она пошла на кухню ставить чайник. Розалинда осмотрела на кухне всю мебель, письма не было. Может, Ви

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?