Пионер 1988-11, страница 56

Пионер 1988-11, страница 56

Педро Серрано был монаршей милостью одарен деньгами и ценными подарками.

ЗАБЫТАЯ ЖЕНЩИНА САН-НИКОЛАСА

В шестидесятых годах XIX века на побережье Калифорнии стала известна история «забытой женщины Сан-Николаса». В 1835 году индейское племя галасат решило покинуть земли своих предков — небольшой остров Сан-Николас у южного побережья Калифорнии. Сейчас трудно сказать, что толкнуло индейцев на этот шаг. То ли постоянные обманы купцов, приходивших сюда на своих кораблях за пушным товаром, то ли хищническое истребление зверобоями морских львов и тюленей, то ли то, что на острове развелось множество злых диких собак. Но доподлинно известно, что вождь племени галасат обратился к капитану одного испанского корабля с просьбой вывезти его племя на большую землю.

В поисках своего брата индейская девушка Карана перед самым отходом корабля прыгнула за борт и поплыла к берегу. Она нашла его в покинутом поселке. Но через некоторое время произошел трагический случай: брат погиб во время охоты. Восемнадцать лет провела в одиночестве Карана на острове, постоянно борясь за свою жизнь с дикими собаками, занимаясь охотой и рыбной ловлей. Лишь в 1853 году моряки одного корабля обнаружили на берегу острова Сан-Николас одинокую женщину, с трудом говорившую на непонятном для них языке, и доставили ее в католическую миссию Санта Барбара. Тут от старого монаха она узнала, что все племя ее погибло во время сильного шторма...

ВЕСЛО ДАНИЭЛЯ ФОССА

В 1809 году зверобойный бриг, направлявшийся в южную часть Тихого океана, попал в морскую катастрофу, столкнувшись с айсбергом. Команда высадилась, но шлюпка была разбита о прибрежные скалы небольшого острова. Из 21 члена экипажа в живых остался один Даниэль Фосс.

Остров был лишен растительности. Не нашлось ни одной естественной пещеры в скалах, в которой можно было бы укрыться от непогоды. На берегу не было ни одной дощечки, кроме весла от шлюпки.

И все же Даниэль Фосс не отдал себя во власть безысходности и страха. При помощи весла он убил нескольких тюленей. Ножом, который у него сохранился, разделал туши животных и, подкрепившись сырым мясом, основную часть порезал на тонкие ломти и стал сушить на солнце. Тут же на скалах он высушил и шкуры тюленей, а затем из них и собранных на острове камней соорудил подобие дома. Впоследствии он построил кладовку для хранения мяса и шкур убитых животных, наблюдательную вышку из камней, с вершины которой мог следить за морем.

Главной трудностью Даниэля Фосса было полнейшее отсутствие дерева и металла, из которых можно было бы изготовить примитивные орудия. Единственное весло он решил во что бы то ни стало сохранить, используя его для охоты на тюленей, а также в качестве дневника: он делал на нем зарубки ножом, ведя счет дням и месяцам, крохотными буквами царапал на лопасти пометки о наиболее значительных событиях своей жизни на острове. Но и тут помогли «робинзону» изобретательность и трудолюбие: постепенно почти все необходимые орудия производства — иглу для сшивания, нож, топорик, молоток и другие — он изготовил из костей тюленей и камней.

Особенно облегчилось положение Даниэля Фосса на острове, когда во время одного из многочисленных штормов, свирепствовавших в этих широтах, на берег был выброшен тяжело израненный огромный кит. Это позволило не

только значительно пополнить запасы пищи, но и расширить, благоустроить и укрепить жилище... Спустя пять лет моряки одного судна, проходившего мимо острова, заметили на берегу человека, размахивающего шкурой тюленя. Капитан приказал отдать якорь вблизи острова, рассчитывая с улучшением погоды спустить шлюпку и подобрать несчастного.

Но Даниэль Фосс, боясь, что корабль уйдет, бросился в океан. Весло и тут его выручило, помогая держаться на воде. Поднятый моряками на борт, Даниэль Фосс вызвал восторг и изумление даже у видавших виды мореходов.

РИФЫ МИНЕРВЫ И ОКРЕСТНОСТИ

Несмотря на бурное развитие мореплавания, авиации и рост народонаселения, «робинзоны» не перевелись и в нашем веке. Я не буду тут останавливаться на робинзонадах, связанных с последствиями первой и второй мировых войн. Их очень много.

Только о японских солдатах, ставших жителями островов Тихого океана и до недавнего времени продолжавших скрываться в непроходимых джунглях и на необитаемых берегах, можно написать целую книгу... Расскажу лишь о нескольких «робинзонах», ставших широко известными в последние годы.

Из Нукуалофа— основного порта архипелага Тонга в Полинезии шестеро юношей отправились на яхте ловить рыбу. Внезапно начался сильный шторм, который в течение восьми суток носил по океану небольшое суденышко, пока не разбил его о прибрежные рифы Ата. Юные мореплаватели с огромным трудом добрались до суши и обнаружили, что они оказались на небольшом обитаемом острове. Когда-то, давным-давно на острове этом жили их соотечественники — полинезийцы, но опустошительные набеги пиратов и работорговцев привели к тому, что уже свыше ста лет здесь никого не было.

Только через пятнадцать месяцев к берегам Ата забрело в поисках крабов судно «Джаст Дэвид», которое доставило шестерых «робинзонов»- в австралийский порт. Оказалось, что в Нукуалофа их давно считали погибшими.

Это далеко не единственный случай робинзонады среди жителей архипелага Тонга — смелых людей и отчаянных мореплавателей. Ранее еще более трудные испытания выпали на долю другой группы полинезийцев. Семнадцать человек решили в поисках заработка отправиться на сезонные работы в Новую Зеландию. Поскольку денег для билетов на пассажирское судно у них не было, они приняли смелое решение преодолеть 1350 миль на небольшом паруснике «Туайкепау». Потомственные мореходы, привыкшие ходить на утлых суденышках далеко в океан, они смело двинулись в путь. Сперва плавание проходило благополучно. Но, когда во время шторма небо затянуло тучами и по звездам уже нельзя было ориентироваться, они сбились с курса. Однажды ночью увидели белые буруны возле самого носа парусника, и вслед за тем сильный удар потряс суденышко. Оно не развалилось, но в нем образовалась небольшая течь, которую быстро заделали. Парусник снова был на чистой воде, и его моряки решили, что опасность позади, когда скрежет днища по рифу еще раз встревожил их. Через несколько минут они обнаружили впереди те же белые буруны, а потом удар о рифы потряс судно. В какой-то момент, когда свет луны пробился сквозь облака, они увидели, что буруны пенятся со всех сторон. Тогда поняли, что попали в страшную ловушку — на рифы Минервы. Из этой коралловой западни мало кому удавалось вырваться. Через некоторое время парусник был разбит, а потерпевшие, захватив некоторую часть продовольствия, добрались до небольшого островка.

Утром они увидели, что находятся на крошечном клочке суши, лишенном какой бы то ни было растительности. С помощью единственной спички, сохранившейся у одного

ф

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?