Техника - молодёжи 1935-12, страница 76

Техника - молодёжи 1935-12, страница 76

Гидролог Еалакшин «стоит спиной) снимает показания с приборов. Слева — автор очерка М. Черненко, записывающий показания

ности) и температур складываются в карту разреза.

Сложная математическая обработка превращает разрозненные разрезы в единую каргу течений всего моря. Открывается тайна рек, которые текут в морях и океанах, сохраняя на протяжении десятков тысяч километров не только свои границы, берега, дно, но и тепло, и фауну — жизнь, их населяющую.

У берегов Норвегии густосоленыс теплые воды Гольфстрима заполняют всю толщу Гренландского моря — от поверхности до дна. Море там темное, сизо-синее, маслянистый блеск играет на тяжелых, отлогих волнах. Потом, к северу, ближе к льдам теплые воды уходят вниз, в глубину. Они уступают свое место на поверхности более легким, более опресненным полярным водам. Морс расцветает ярко-зелеными красками, -подобными цвету свежего молодого лука.

Покрывая малоисследованные районы Севера сложной -паутиной своих галсов и станций, «Садко» ■проследил пути этих холодных и теплых рек, омывающих высокие широты. Река Гольфстрима, еще недавно обрывавшаяся у северо-западных берегов Шпицбергена, найдена и дальше на севере. Огибая Шпицберген и архипелаг Земли Франца-Иосифа, это теплое течение входит в Полярный океан.

Па корме и полубакс — высокой площадке в носовой части ледокола — работают другие цехи нашей огромной .плозучей лаборатории.

У самолетной площадки, рядом с поросячьей усадьбой, [iocr иланктополога. Широкополая «зюйдвестка» делает В. Г. Богорова похожим иа британского или норвежского рыбака. Крохотные диато-меи — одноклеточные водоросли, диковинные рачки с острыми длинными усами, разнообразные' черви, инфузории, крохотные медузы и гребневики — родственники медуз неумолимо попадают в сети Богорова. Они рассказывают о жизни, населяющей всю толщу моря. Они рассказывают о течениях, ибо сами могут лишь парить, парашютировать, свободно держаться в воде, перемещаясь по воле течений.

Наша экспедиция комплексная. Научные работники 26-ги специальностей включены в ее состав. Основная задача — проследить пути теплых атлантических вод, обогревающих Арктику, изучить взаимодействие этих теплых вод со льдами и холодными течениями Северного ледовитого океана, дать новые знания для долгосрочных прогнозов, пред

Фото И. Варламова

сказаний ледовой обстановки на трассе Северного морского пути.

Все специальности подчинены этой единой, общей задаче. Не только по температурам и химическому составу вод, но по характеру морских грунтов, по наличию радиолярий и различных рачков, которых ловили месяцем раньше в Гренландском морс, доказано было атлантическое происхождение вод севернее Шпицбергена, между Землей Франц-Иосифа и Северной Землей. Гидрологи но-луча ли подтверждение своих выводов о г всех остальных дисциплин океанографии. Ошибки быть не могло.

По вот подняты на борт все приборы.

— Можно итти дальше? — спрашивает вахтенный штурман, давно уже с нетерпением ожидавший окончания затянувшейся станции.

— Два часа- стоим, — хмуро бросает он.

— Кончили, Василий Иванович! Готово!

Снова звякает капитанский телеграф. Через несколько минут, оставляя позади треугольник волны, корабль идет к северу.

Ца полубаке Г. П. Горбунов старательно промывает свой улов. Трал принес со дна моря гору ила и камней, среди которых попадаются рыбки, кораллы, морские лилии, ежи, звезды, голлатурии, разнообразные креветки. Горбунов старательно вылавливает их пинцетом, укладывает в банки. В кормовой лаборатории геолог М. М. Ермолаев завертывает в бумагу очередную пробу грунта. Богоров заливает раствором формалина банки с выловленным планктоном. Погибая, рачки фосфоресцируют замечательным зеленым светом. Кажется, что искринки изумруда (камня чистоты и мудрости, по воззрению древних) загораются в этой простой аптекарской склянке.

На корабле — будни. До следующей станции. Она будет -поздно ночью. Пока занимаются политшколы. Свободная вахта смотрит кино. В каютах до глубокой ночи (не забудьте — наверху, на палубе светит яркое, незатухающее солнце!) продолжаются беседы. Никто не спит.

Сорок лет назад Фритьоф Нансен на вмерзшем в лед корабле «Фрам» первым проник в самое сердце Северного Ледовитого океана. Он доказал, что в центре Арктики лежит совсем не мелкое море, а глубокий, огромный океан. Слабая техника не по

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?