Техника - молодёжи 1936-02-03, страница 80

Техника - молодёжи 1936-02-03, страница 80

ров не буянил. А потом все началось сначала. И тогда я понял, что эта перемена была внешняя, что я не совсем правильно поступал. Внутренне Кедров остался таким, каким был. Й я перешел, если можно так сказать, к «внутренней работе.» с ним. Я бросил все внешние принуждения. И стал с ним толковать и однажды поговорил резко. Я сказал ему:

— Кедров! Я уже много защищал тебя. Больше я защищать не хочу. Я не уважаю тебя. Товарищи и педагоги от тебя отвернутся. Оставайся один! Ты этого заслуживаешь, ты — мелкий человек.

Мальчишка разрыдался. Это были его первые слезы в стенах школы. Они недешево ему стоили. Меня взволновал этот горький плач хулигана, но, отбросив всяческие вызванные слезами мальчика сентиментальности, я хлопнул дверью и ушел.

Конечно, и не переставал следить за Кедровым. Я слежу за ним и сейчас. Он мне ничего не обещал, по я вижу, что он меняется. Мы еще будем с ним говорить...

Да, повторяю, мне непонятны те люди, которые хоть и признают ответственность моей профессии, но не видят ее красоты, ее романтики. Они думают, что быть учителем — это объяснять свой предмет по определенной программе и проверять стопки ученических тетрадей.

Я был бы лицемером, если б сказал, что наслаждаюсь проверкой вот этих тетрадей в клеточку моих ста семи учеников, этих тетрадей, в каждой из которых речь идет, положим, все о тех же соотношениях между элементами прямоугольного треугольника. Но разве в этом только содержание моего труда?,

Мои ребята всегда, каждый день, час, находятся в процессе роста. И вместе с ними расту и я.

... Говорят у педагога нет интересной среды. Он всегда в школе, в обществе детей и таких же учителей, как ой сам? Почему? Это все зависит от себя. Вот я встречаюсь с математиками — учеными, слушаю их доклады о новых работах. Я встречаюсь с родителями моих учеников —■ людьми разнообразнейших профессий. Я встречаюсь с психологами. Вместе с психологом Смирновым изучаю условия процесса работы учеников. Сейчас мы со Смирновым работаем над любопытнейшей темой: какие затруднения ощущают ученики при вычислении десятичных дробей. Правильны ли наши математические программы и самые наши методы обучения математике? Это все очень увлекательно и важно. Я ввел ряд уроков, на которых присутствует Смирнов. Мы вместе проводим много экспериментов со слабыми и сильными учениками. Психолог Смирнов достает для меня иностранные журналы, работы американских ученых. Смирнов знает языки и помогает мне знакомиться с работами иностранных ученых. Впрочем, я сейчас сам изучаю английский язык на заочных курсах и думаю, что со временем буду переводить американцев.

Каждый день моего труда наполнен интересным содержанием. И если мне какой-либо инженер, проектирующий новый двигатель, скажет:

— То, что я делаю, неизмеримо увлекательнее того, что делаешь ты, преподаватель математики.

Я буду с ним спорить. Я скажу ему:

— Мы оба с тобой делаем нужное дело, но, товарищ, я не знаю, что увлекательнее, — создавать ли новый двигатель или нового человека!

На глазах Павла Алексеевича формируется миросозерцание его учеников, складываются их характеры. И он сам, Павел Алексеевич, принимает участие в формировании этих характеров. Он скульпгор своего рода. Фото J1. Рихтер

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?