Техника - молодёжи 1937-08, страница 58

Техника - молодёжи 1937-08, страница 58

ш

"J

ЪшлщюЬ

Из воспоминаний акад. И. А. КАБЛУКОВА

18 августа 1936 г. исполш 1ССЯ1 лет со дня кончины >ся \ ченого, основателя русской химической школы, Александра Михайловича Бутлерова.

Немного осталось тех, кто- имел счастье учиться у А. М. Бутлерова, работать в его лаборатории, слушать его публичные выступления как по химии, 1ак и по пчеловодству.

Я горжусь тем, что одну из первых своих работ сделал в его лаборатории в Петербургском университете (в зиму 1881/82 г.), и мне хочется поделиться с нынешней молодежью своими воспоминаниями об этом замечательном профессоре.

А М. Бутлеров может служить примером профессора, учитёля жизни, память о котором руководит деятельно-тью его благодарных учеников. А М. Бутлеров родился в 1828 г. в I Чистополе, Казанской губернии. Шестнадцати лет, в 1844 г., он поступает в Казанский университет, который оканчивает в 1849 г. В го время в Казанском >ниверситете работали самые лучшие в России профессора химии. . В 1847 г. кафедру химии занимал К К. Клаус, прославившийся своими рабшами над платиновыми металлами. Одновременно с Клаусом, профессором технологии, в Казанском университете бы.1 другой замечательный ученый, Н. II Зннин, который читал лекции по химии для студентов математического отделения. Оба они, подметив наклонности и блестящие способности молодого студента Бутлерова, не только сумели заинтересовать его химией, но своей любовью к науке и собственным примером способствовали его развитию.

«Поступивши н лабораторию,—говорил Александр Михайлович, — я сначала находился под непосредственным руководством К. К. Клауса... Но во время своих работ я стал тотчас же пользоваться одинаково и руководством К. К. Клауса и советами Н. Н. Зинина. Н. Н. обратил на меня внимание и скоро познакомил меня с ходом своих работ и с различными телами бензольного и нафталинно-ю рядов, с которыми он работал прежде Мало-помалу я стал работать по преимуществу под руководством Н. Н., который не ограничивался собственными исследованиям^ но зачастую интересовался также повторением чужих опытов. Поручая их отчасти ученикам, он большую часть опыта успевал, однако, всегда вести собственными руками. Так вместе с ним приготовили мы ряд уже довольно многочисленных, известных то-«да производных мочевой кислоты, приготовили производные индиго, занимаюсь продуыами сухой перегонки «драконовой крови», добывали яблочную, 1аллусовую, муравьиную, слизевую, ща-ьелевую кислоты и пр. При этих разнообразных опытах ученику приходилось нолей-неволей знакомиться с различными отделами органической химии, и это зна-

56

напрашивается само собой, облекаясь, так сказать, в плоть и кровь, потому что вещества из того или другого отдела в натуре проходят перед глазами».

А. М. Бутлеров, не довольствуясь занятиями в химической лаборатории университета, завел у себя небольшую домашнюю лабораторию.

По окончании курса А. М. Бутлеров был оставлен при университете, и уже через год, в 1850 г., ему поручаете!! пре-подавание физики, физической географии и климатологии на медицинском факультете и неорганической химии па естественном и математическом факультетах. В 1851 г. А. М. Бутлеров сдал магистерский экзамен, в том же году был утвержден адъюнктом, в 1854 г. —- экстраординарным профессором, а в 1857 т. — ординарным профессором.

Магистерская диссертация А. М. Бутлерова «Об окислении органических соединений» представляла не экспериментальное исследование, а литературную обработку материалов по этому предмету, разбросанных в различных сочинениях. Согласно отзыву официального оппонента, _ профессора К. К. Клауса, «А. М. Бутлеров показал и своем сочинении не только обширные литературно-химические познания, но сумел самостоятельно воспользоваться отдельными фактами, расположив их в логическом порядке и показав при этом критический взгляд».

Знаменательны заключительные слова диссертации, указывающие на те задачи, разрешение которых наметил молодой, 23-летний, магистрант.

«Оглянувшись назад, нельзя не удивляться, какой огромный шаг сделала органическая химия в короткое время своего существования. Несравненно больше, однакоже, предстоит ей впереди, и будет, конечно, время, когда не только качественно, но и количественно исследуются продукты органических превращений, когда мало-помалу откроются и определятся истинные, точные законы их, и тела займут свои естественные места в химической системе. Тогда химик по некоторым известным свойствам данного тела, зная общие условия известных превращений, предскажет наперед без ошибки явления тех или других продуктов и заранее определит не только состав, но и свойства их. Время это может и даже должно настать для нашей науки, а между тем сколько предстоит трудов, какое поле для пытливого ума!»

В 1854 г. А. М. Бутлеров защитил в Московском университете докторскую диссертацию «Об эфирных маслах». Затем он поехал в Петербург повидаться с своим учителем Н. Н. Зининым, который к этому времени перешел в Медико-хирургическую академию.

«Непродолжительных бесед с Н. Н.,.....

говорил А. М. Бутлеров, — в это мое пре-бывание в Петербурге было достаточно, чтобы время это стало эпохой в моем

научном развитии: И. Н, указал мне иа значение учения Лерана и Жерара и советовал руководиться в преподавании системой Жерара. Я последовал этим советам, и они двинули меня настолько по научному пути, что пребывание за -границей в 1857—1858 гг. могло уже вполне довершить мое превращение из ученика в ученого».

В 1857-1858 гг. А. М. Бутлеров совер- -шает первую поездку за границу. Oil объезжает все наиболее крупиые лаборатории Германии и Франции и заводит знакомства с видными представителями

гтенкоферо нем, Депре

В. Марков »а границу ;

Фрезе-

тогдашней науки .....

ниусом, Бунзеном, Пс бихом, Вюрцем, Девил.

По свидетельству. В. ва, «Бутлеров поехал таким запасом знаний, что ему не оыло надобности доучиваться, как это, к сожалению, приходилось делать йогом большинству командированных за границу так называемых молодых ученых. Ему нужно было лишь видеть, как работают мастера науки, проследить зарождение и войти в то идей, которыми обме при различных разговорах, но часто 'I держат их. при себе и не делают пред- , метом печати. С основательными познаниями и притом владея совершенно сво- ; бодно немецким и французским языками, : он мог стать на равную ногу с молоды- ; ми европейскими учеными и завязать обширное знакомство и научное обще- . ние с ними. В Гейдельберге он познано- j милея с Кекуле и Эрленмейером; между ними установились самые дружествен. I пые отношения. В своем отчете о загра- I ничной поездке Александр Михайлович I особенно отличает Кекуле, тогда еще только приват-доцента, как выдающегося ( между германскими химиками предста-Ч вителя нового направления науки».

Справедливость последних слов! В. В. Марковникова подтверждается тем, что по возвращении из путешествия Але- j ксандр Михайлович проявляет замечательно плодотворную научную деятельность: наряду с экспериментальными исследованиями появляются друг за дру. гом статьи теоретического содержания. А. М, Бутлеров продолжает все глубже; и глубже вдумываться в основные проблемы строения химических соединений. Он разбирается в массе noi ежедневно новых открытий, том его размышлений явля-теория.

В середине пятидесятых годов работы-Лерана и Жерара произвели переворот в органической химии. Большинство химиков начало оставлять электрохимическую теорию Берцелиуса. Основное понятие в химии о частицах простых тел, как о частицах, состоящих из атомов, — это понятие многими еще не было вос^_ принято. Облегчению усвоения этшГ представлений и должна была служить теория типов Жерара.

В 1861 г. Александр Михайлович, ири-

вляющихся t результат :тся новая

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?