Техника - молодёжи 1945-10-11, страница 11

Техника - молодёжи 1945-10-11, страница 11

Так наступил в астрономии век ре фрактора — XVII век.

Новый инструмент стал постепенно улучшаться. Правда, его диаметр не превышал нескольких сантиметров — оптики не умели еще изготовлять линзы большого размера. Но зато телескоп стал непомерно расти в длину. Ученые быстро подметили этот оптический за» кон — уменьшение хроматической аберрации линзы с увеличением ее фокусного расстояния. Поэтому, пытаясь избавиться от хроматических помех, они стали делать свои телескопы такой невероятной длины, что те являли для любопытных посетителей поистине устрашающее зрелище. Эти чудовищные стволы, грозно направленные в небо» достигали 50—70 метров длины; работать с ними нашим предкам-астрономам было подлинной мукой,

И эти муки не приводили даже к желаемым результатам — разноцветная окраска изображений все-таки оставалась. Пороки рефракторов побудили многих знаменитых ученых искать пути к улучшению телескопов. Так воплотилась в жизнь идея иного способа собирания н фокусировки лучей — идея вогнутого зеркала. Родился могучий соперник рефрактора — рефлектор, свободный от хроматизма.

Астрономия обязана этим искусству Исаака Ньютона. Он первый в 1672 году сумел построить маленький рефлектор, диаметр которого не составлял и четырех сантиметров. Этот инструмент и поныне хранится в одном из музеев британской столицы.

Но еще долгое время спустя мастера-оптики не могли научиться изготовлять зеркала для рефлекторов. Поэтому настоящий успех нового типа телескола начинается лишь с 1720 года, когда английские оптики сумели, наконец, построить первый приличный рефлектор диаметром в 15 сантиметров. И с тех пор в Европе стали везде появляться такие удобоносимые телескопы, в полтора-два метра длиною, с успехом заменяя собой 3D—40-метровые трубы рефракторов.

Так XVIII век мог оказаться, пожалуй, целиком веком рефлектора, если бы вскоре английские оптики не изобрели чудодейственной комбинации двух линз "из крона и флинта. Надо сказать, что это важное открытие было сделано ими вопреки многим научным авторитетам. Еще Ньютон утверждал, что уничтожить ' хроматизм невозможно. Оказалось, что великий физик ошибся.

Началось длительное господство рефрактора. Его полный расцвет наступил в следующем, XIX веке, когда диаметр ахроматических объективов стал медленно, но неуклонно расти. В 1824 году он составлял 24 сантиметра, в 1§66 году эта цифра удвоилась, в 1MB году достигла 76 сантиметров (Пулковская обсерватория в России), и, наконец, в 1897 году наступил предел — иеркский рефрактор. За три четверти века линзовый объектив рос со скоростью одного сантиметра в год.

Хотя это была и черепашья скорость, ко астрономы с нею мирились. После открытия ахроматических объективов они так единодушно повернули к рефрактору, что все их усилия были направлены лишь на улучшение линзовых телескопов. Вогнутые зеркала были забыты.

Возродить их к жизни и подготовить их окончательную победу над линзами выпало на долю астрономов-любителей.

Среди них мы встречаем прежде всего знаменитое имя Вильяма Гершеля, английского музыканта» открывшего планету Уран в 1781 году. Это открытие, равного которому в астрономии не было со времен самой глубокой древности, Гершель сделал-с помощью небольшого

рефлектора, построенного им собственноручно. Успех побудил его начать изготовление рефлекторов большего размера, В несколько лет он достиг в этом •искусстве немалого совершенства, и диаметр его самого большого телескопа составлял 122 сантиметра, С помощью этого телескопа Гершель открыл шестого и седьмого спутников планеты Сатурн.

Другой астроном-любитель, англий екий землевладелец лорд Росс, осуществил полвека спустя рефлектор с зеркалом в 182 сантиметра диаметром. Этот громадный телескоп позволил ему обнаружить на небесном своде ряд не известных доселе спиральных туманностей —• загадочных звездных скоплений.

Но все же телескопы Гер шел я и Росса страдали большими недостатками. Их объективы из зеркального металла были слишком тяжелы, отражали только часть попадавшего на них света и быстро тускнели Чтобы сделать рефлектор более совершенным, надо было найти иной материал для зеркал.

Таким материалом явилось стекло. В 1856 году французский физик Леон Фуко впервые изготовил рефлектор с зеркалом из посеребренного стекла, А в 90-х годах один английский любитель построил рефлектор для фотографических наблюдений со стеклянным зеркалом в 152 сантиметра в дия-метре. Было положено начало современному периоду в телескопостроении ■— периоду решительной победы рефлектора над своим старшим соперником.

Эта победа пришла уже в следующем веке — двадцатом, В то время как рост рефрактора решительно остановился, зеркальный телескоп начал расти невиданно быстро. С 1908 по 1935 год в различных обсерваториях мира было построено более полутора десятков рефлекторов с объективом, равным или превышающим иеркский. Из них самый большой, в обсерватории Моунт-Вильсон, имеет в диаметре 256 сантиметров. Но и этот предел будет скоро превзойден ровно вдвое, когда будет смонтирован американский рефлектор-гигант, строящийся в Калифорнии уже более пятнадцати лет. С его помощью астрономы сумеют проникнуть в такие далекие области мирового пространства, откуда свет идет к нам целый миллиард лет.

Этим грандиозным достижением тех

ники и заканчивается пока история те лескола*

О чем же она говорит?

Она говорит, как мы видели, о многих героях науки и техники и об их славных делах. О том, как эти героя мысли и дела проявили чудеса изобретательности и терпения, показали высокое мастерство и умение, не отступали перед тем, что казалось на первый взгляд невозможным.

Но к чему были приложены все эти усилйя мысли, эти старания умелых рук? К осуществлению двух основных идей телескопа, возникших в истории почти одновременно, — рефрактора и рефлектора.

Каждая идея нашла своих горячих сторонников — оптиков и астрономов. Все ученые упорно стремились сделать как можно более совершенным выбранный ими тип телескопа. Он» двигались, не сворачивая каждый- со своей колен, и брали препятствия в лоб.

Именно в этом и лежала причина их слепоты, помешавшей им заметить простую и ясную идею соединения мениска и зеркала. Их изобретательская мысль никак не могла отказаться от двух привычных путей в телескопостроении, указанных чуть не полтысячи лет назад, А между тем, чтобы найти третий путь, надо было лишь слегка отклониться в сторону, не штурмовать препятствия прямо, а попытаться их обойти.

Это и сделал Д.. Д. Максутов, лауреат Сталинской премии» доктор технических наук.

Его замечательный результат важен не только для оптиков или астрономов. Его значение очевидно для ученого любой области науки, для изобретателя, любой отрасли техники, для инженера всякой специальности. Потому что Пример Максутова со всей убедительностью говорит: возможности открытий неисчерпаемы, человеческое творчество безгранично, и никакая отрасль знаний не предохранена от революционного вторжения новых идей. Развивать в себе смелость мысли, не боящейся свежего ветра новизны, — обязанность каждого. Именно поэтому нам показалось столь интересным рассказать об открытии Максутова, сумевшего сделать его вопреки всем неудачам своих многочисленных предшественников.

мропмЛЙЙМОТЖ

Знаменитый французский математик XVII века Пьер Ферма многие из своих работ записывал на клочках бумаги или на полях книг. Однажды он изложил на полях сочинения Диофанта сложную теорему, прибавив, что у него «есть этому поистине удивительное доказательство. Но поля слишком узки, чтобы вместить его», С тех пор математики всего мира безуспешно пытались найти это «удивительное доказательство». Некоторые из них думают теперь, что, возможно, Ферма ошибся и ему только показалось, что он доказал свою теорему. Так или иначе, но этот случай обязательно упоминается во всех книгах по истории математики.

Нечто подобное произошло в прошлом веке с теоремой гениального русского математика Пафнутия Львовича Чебышева, В «урее математики, записанном со слов одного лектора в известной парижской высшей школе — Сорбонне, приводится теорема по теории чисел с указанием, что эту теорему доказал Чебышев. Но самое изложение доказательства в курсе отсутствует. Ученик Чебышева Марков, к которому попал в руки- сорбоннский курс, спросий Пафнутия Львовича, как может быть доказана эта теорема, Чебышев ответил, что он записал доказательство на клочке бумаги, но никак не может его найти. Заново же доказать теорему Маркову не удавалось. После смерти Чебышеша, последовавшей 26 ноября 1S94 года, Марков во что бы то ш стало решил разыскать решение теоремы. Наконец он обнаружил среди бумаг своего учителя маленький клочок, на котором едва можно было разобрать несколько формул. Оказалось, что это и есть очень сжатое изложение вывода теоремы Чебьгшева. Марков развил его и опубликовал. Таким образом, благодаря счастливой случайности и настойчивости Маркова теорема Чебышева имеет теперь строгое в полное обоснование, ?

С Альтшулер

9

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?