Техника - молодёжи 1947-09, страница 30

Техника - молодёжи 1947-09, страница 30

умения, чтобы оборудовать дорогу так, как надо, чтобы оберегать ее от заносов, от трещин, от вражеского огня!

Тут много поработали и дорожники, и зенитчики, и регулировщики, и подводники, и связисты.

Не последнее место занимали среди людей ладожской трассы и знатоки льда— гидрологи. День и ночь наблюдатели следили за льдом вдоль всего пути. Как только появлялась где-нибудь трещина или выходила на лед вода, они немедленно сообщали об этом командованию.

Без гидрологов нельзя было бы создать трассу. Их спрашивали, какие машины выдержит лед, с каким грузом. От гидрологов требовали, чтобы о ни сказали: провалится ли зенитная батарея, если ее поставить на лед, или не провалится.

Без гидрологов нельзя было бы наблюдать за трассой и предвидеть поведение льда.

Ладожское озеро капризно. Оно и замерзает и покрывается льдом, не соблюдая порядка, не считаясь с календарем.

Гидрологи должны были давать сигнал: когда начинать, когда прекращать движение. Тут каждый лишний день много значил. Ведь это была «Дорога жизни». Лишний день — это лишние тысячи тонн муки для голодающих, лишние тысячи снарядов для фронта.

И гидрологи старались давать прогноз как можно точнее.

В феврале 1942 года, за два месяца до вскрытия озера, они дали такой прогноз движения по трассе:

«Нормальное движение будет происходить до 15—20 апреля.

С осторожностью надо будет ездить, начиная с 20—-25 апреля.

Прекратить езду придется к 25 апреля — 5 мая»»

На самом деле нормальное движение происходило до 15 апреля, а езду прекратили 22 апреля.

Еще точнее был прогноз в следующем году. 17 марта гидрологи сообщили Военному совету фронта: ездить по трассе можно будет до конца марта, и действительно трасса работала до 30 марта.

Так знание природы помогало в борьбе с врагом.

Но природа сама по себе нейтральна: она не за нас и не против нас. Она за того, кто умеет ее себе подчинить.

Чтобы уметь во-время разладать замыслы противника, надо опять-таки владеть оружием науки, надо неустанчо следить не только за вражескими войсками, но и за поведением стихий.

В мирное время гидрологам случается давать предупреждения о катастрофических паводках, вызванных ливнем или половодьем.

'А во время войны они должны обере* гать войска на фронте от наводнений, вызванных врагом.

Под Ленинградом был такой случай. С водомерного поста, расположенного на одной из речек, дали знать, что уровень воды быстро падает. Речка эта текла й нам, пересекая фронт, с территории, занятой противником.

Гидрологи заподозрила неладное. По их совету, (в верховья реки был послан на разведку самолет.

Разведчики вернулись и сообщили, что на речке строится плотина.

Было ясно, что противник хочет накопить воду, чтобы затопить наши войска, собранные в низине для прорыва.

Хитрость противника была разгадана» (А кто разгадал военную хитрость, тот уже-'може1 ее не бояться: ему- надо

только успеть во-время принять свои меры.

В «Илиаде» боги помогают героям на полях сражений.

В минуту опасности Арей или Афина сходят на землю и, окутав своего любимца тучей, спасают, его от гибели.

Сейчас такого рода маскировкой занимаются не боги, а люди —- химики, метеорологи, гидрологи.

Если предстоит переправа через широкую реку, гидрологи определяют скорость течения, а метеорологи устанавливают, какая будет погода и когда ветер будет дуть в сторону противника.

Ветру дается задание: вести дымовую завесу.

По -сигналу «дым» в воду бросают дымовые гранаты, на воду спускают плоты с горящими дымовыми шашками. Гранаты и. шашки плывут по течению и застилают реку облаками дыма. Ветер подхватывает дым и несет его на окопы противника.

Противник открывает огонь по дыму из пушек, минометов, пулеметов, но порох тратится даром —это ложная дымовая завеса, за ней никого нет.

А тем временем в другом месте —тоже под прикрытием дымовой завесы — идет настоящая переправа.

Четыре стихии

В дни войны и в дни мира мы вовлекаем в наш труд и в нашу борьбу все четыре стихии — огонь, *воду, землю и воздух.

Мы заставляем силы природы не только на нас работать, но и нас защищать. Реки освещают наши города, приводят в ход станки, движут поезда. Те же реки в дни войны разливаются, когда' надо преградить путь врагу, и расступаются, когда надо пропустить вперед наши войска.

Ветер засевает просеку в лесу семенами деревьев. И ветер несет дымовое облако, защищая переправу.

Но можно ли уже сказать, что стихии нам покорны?

Нет, они еще восстают против нас. И мы не всегда умеем их усмирять и предвидеть их поведение.

Река, работающая в тисках плотин, это не прирученная, смирная лошадь, а скорее хищник на арене цирка.

Дрессированный хищник послушен каждому знаку дрессировщика. Но почему же весь зал замирает от волнения, когда укротитель кладет руку в пасть зверя? Сегодня зверь послушен, и тих. Но кто может поручиться, что завтра он не кинется на своего хозяина?

Покорение стихий еще не скоро будет доведено до конца. Оно только начинается.

Мы следим за движением огромных воздушных масс, идущих над землей. Всюду расставлены наши сторожевые посты.

Но мы еще не можем приказать холод, ному северному воздуху свернуть с доро-* ги и не губить наших садов.

Даже небольшому дождевому облаку мы не можем велеть пролиться дождем на жаждущее поле.

И мы еще не всегда правильно предсказываем, где и когда это облако прольется.

Но то, что еще невозможно для нас па широкой арене природы, уже готовится, уже зреет в тишине лабораторий, в научных институтах и обсерваториях. . Сотни институтов и обсерваторий изучают жизнь стихий.

Океанами занимается Океанографический институт.

Какие животные и растения населяют море? И можно ли по обитателям водной массы понять, что это за масса и чем она отличается от других?

Каков состав морской воды и какие химические превращения происходят в море?

Из'-чего сложено морское дно и как меняются морские «берега?

Можно ли заставить море работать, как уже работают реки? Как обуздать морские приливы и ©олны, чтобы их огромная сила не пропадала даром для человека?

Как помочь инженерам строить корабли и портовые сооружения? Как лучше ловить рыбу? Как безопаснее плавать во льдах?

На все эти вопросы отвечают в своих работах Океанографический институт, Черноморская гидрофизическая станция и другие морские институты.

Воды суши исследует Государственный гидрологический институт. В его ведении все, что касается рек, озер и болот. Ледоходы, половодья, паводки, наводнения, движение воды по земле и под землей, формирование стока, военная гидрология, описание рек, химия и физика воды — это далеко не полный перечень того, чем занимается Гидрологический институт.

Воздушную стихию изучают Главная геофизическая и Центральная аэрологическая обсерватории.

О том, как работают аэрологи, о радиозондах, о летающих обсерваториях, о стратостатах и субстратостатах уже шла речь.

Дело это новое, И неудивительно, что Центральная аэрологическая обсерватория—самый молодой из всех научных институтов Гидрометслужбы СССР.

Обсерватория была создана в 19Ш году, и большая часть ее еще недолгой жизни прошла в боях с врагом. Кабины «радаров», стоящих на площадке обсерватории, до сих пор храпят маскировочную пеструю окраску. А бортаэрологи живо помнят, как им приходилось летать на невооруженных самолетах у самой линии фронта: враг был в восьми километрах от обсерватории.

И все же, несмотря на всяческие трудности, обсерватория успела к 1946 году стать одним из самых мощных аэрологических учреждений мира.

Мне показали пятнадцать толстых томов сочинения, над составлением которого трудилось много людей.

Сочинение называется «Результаты аэрологических подъемов». Здесь собраны все наблюдения, которые были произведены с помощью самолетов и радиозондов во время б тысяч подъемов. Одних только стратосферных полетов радиозонда было 1 400.

Эти пятнадцать томов послужат основой для многих будущих работ и книг. Метеорологи будут находить здесь материал для исследования атмосферы. Строители самолетов и воздушных линий, завоеватели стратосферы, радиоинженеры, работающие над новыми способами радиолокации, и многие другие исследователи и изобретатели будут перелистывать эти тысячи страниц, отыскивая в них данные для расчета.

Но пятнадцать томов цифр — это только часть научной добычи, которую собрали и собирают в воздушном океане летающие станции Центральной аэрологической обсерватории.

(Продолжение сЛедуег)

28

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Техника молодежи огонь из води

Близкие к этой страницы
Понравилось?