Техника - молодёжи 1947-09, страница 28

Техника - молодёжи 1947-09, страница 28

высоты в 30—50 метров. Ведь для составления синоптической карты надо знать, какая погода внизу, у самой земли.

Всего 30 метров отделяет самолет от вражеской территории. Каждую минуту его могут обстрелять, сбить. Но, сделав круг, самолет уже снова набирает высоту и возвращается домой.

На авиаметстаншш с самолета снимают метеорографы и изучают записи, сделанные во время «ути, а бортметеоролог рассказывает, с какой погодой ему пришлось иметь дело.

Разведку погоды вели не только для того, чтобы заполнять «белые пятна», освещать на карте «неосвещенную территорию», — разведка нужна была перед каждым вылетом воздушных отрядов. Надо было заранее знать, какая их ждет погода, не помешает ли она им лететь, не закроет ли облаками цель.

Часто бомбардироищЬам приходилось лететь ночью или g плохую погоду. Дождь заливал оки<£ .кабины. Молнии слепили летчику, гла^а. Надо было и не глядя знать, что делается вокруг. И> если летчик верил в прогноз, который ему давали метеорологи, он смело летел вслепую сквозь туман, сквозь тучи, сквозь ночную тьму.

На войне не только метеоролог помогал летчику, но и летчик метеорологу. Штурманы и бортстрелки вели в пути наблюдения и записывали количество

облаков, высоту и мощность облачного слоя, видимость, дождь, снег, обледенение. В то время как самолет пробивал облака, бортстрелок передавал по радио: «Лечу в облаках, сильная болтанка, обледенение». 'А вернувшись, он делал доклад о погоде начальнику авиаметстанции, и привезенные им сведения немедленно наносились на синоптическую карту.

Однажды отряду авиации дальнего действия предстоял полет в тыл врага. На синоптической карте метеорологи отметили фронт, разделявший морской полярный воздух от континентального полярного. На фронте появилась -волна. Она быстро превращалась в циклон.

Было установлено, что этот циклон будет смещаться к северо-западу, а над ^целыо останется отрог высо-ого давления. По nyW будет плохая погода, а над целью^* хорошая.

Об этом бЦло сообщено командованию и леЦнкам.

Прогноз в точности оправдался-И отряд выполншр^оевое задание.

Даже когда прогнЬз плохой, синоптику приходится вылавливать часы хорошей погоды, ч*£бы дать их командованию.

Но что такое хорошая noh^xa и что такое плохая?

Мы обыкновенно считаем, плохая погода — это туман, дождь, низкие облака. Мы радуемся ясному небу, любуемся лунными ночами. Когда мы плывем по морю, мы боимся штормов и счастливы, если ветер не сильный.

Но во время войны появляется спрос не только на, хорошую, но и на дурную погоду.

Десантным войскам нужен туман или шторм, чтобы можно было скрытно подойти к чужим берегам.

Разведчики радуются метели: она, словно белый занавес, прячет отряд, пробирающийся в тыл врага.

Прожектору мешает луна, а штурмовым бомбардировщикам — безоблачное небо: прячась в облака, легче подкрасться к цели.

Погода летная для штурмовика может быть нелетной для истребителя или бомбардировщика.

Если синоптик сказал: облака ниже 600 метров, истребители и штурмовики вылетят» а дневным бомбардировщикам вылетать нельзя: это для них нелетная погода. Если облака спустятся ниже 400 метров, не вылетят И истребители. А штурмовики останутся на аэродроме толь, ко тогда» когда облака будут висеть над самой землей, на высоте меньшей, чем 200 метров»

Крейсеру или линкору ®се равно, есть волны на море или оно гладкое, как зеркало.

1А для подводников зеркальная гладь хуже' бури. Им нужны волны, чтобы барашки пены скрывали пенистый след перископ

угодить на

всех, быть слугой многих хозяев. Зато, как он бывает горд, когда ему удастся выловить погоду, которая ему «заказана» командованием!

В Ленинграде одно время был большой спрос на туман. Это было, когда только •что прорвали блокаду.

По железной дороге пошли первые поезда-—мимо Петропавловской крепости, на Тихвин. Дорога была под обстрелом. Поэтому железнодорожники старались отправлять поезда под прикрытием тумана, чтобы немцы не видели.

Нужно было также, чтобы ветер дул не к немцам, а от немцев, чтобы враг не только ничего не видел, но и не слышал.

(Но как угадать, какой будет ветер и когда будет туман?

Об этом спрашивали метеюрологов. fA метеорологи сами были в тршном по-" иожении. Они были отрезаны <ж Центрального института прогнозов, \т всей сетЬ

На Ъганциях наблюдатели работали под огнек в полуразрушенных зданиях, в землянкахХ

В Бюро прЬпюзов синоптики сидеДй в подвале при кшЦилюах и с трудом разц рали в темноте зцачки на своих сино тических картах. ГЦрочем, значков картах было немного^лсарты были по пустые, К западу от Ленинграда было сплошное белое пятно. 'X ©едь погода^ идет к нам с запада. Нехва^ало значков и на юге и на востоке: ведвч в кольце блокады осталось только б стаКдий.

И все-таки эти закоченевшие, ^полумертвые от голода и усталости люди ухитрялись давать прогнозы. Сидя\в своем подземелье, они видели воздушные массы, несущие над землей облака и туманы.

Метеорологи предсказывали облака. И сразу же под прикрытием облаков вылетали штурмовые самолеты громить вражеские укрепления.

Они предсказывали туман. И железнодорожники отправляли поезда за снарядами, за хлебом.

Они предупреждали о подъеме воды. И бойцы на переднем К)>а&

яоженные дальше от морского берега.

На войне бывали случаи, когда от синоптика зависел успех большой наступательной операции.

В июне Г944 года на одном из фронтов наши войска готовились к наступлению. Наступление было назначено на 23-е число.

Офицер-синоптик дал 22-го прогноз погоды на 23-е: низкая облачность, дождь с грозой, местами туман. Это был плохой

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?