Техника - молодёжи 1947-09, страница 27

Техника - молодёжи 1947-09, страница 27

Инж. М. ИЛЬИН

Рас. С. ЛОДЫГИНА

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ1

Оггшалмя - брс^г и стшшя ^Ърлуг

Стихия может быть и врагом и другом.

Она враг того, кто ее не знает и боится.

Она друг и союзник того, кто ее не боится и знает

В 1920 году Фрунзе взял себе в союзники ветер.

Войска Врангеля укрепились на Перекопском перешейке. Чтобы через перешеек проникнуть в Крым, нужно было преодолеть вал высотой в 20 метров, рбв глубиной в 15 метров да еще несколько рядов бетонированных заграждений. И это под огнем пушек и пулеметов.

Перешеек был неприступен.

Оставалось перейти через море—«через залив Сиваш.

И вот тут Фрунзе вспомнил о ветре. В тех местах бывает изредка, что северный или западный ветер сгоняет воду с залива, обнажая дно, покрытое соленой рапой.

Фрунзе заметил, что начинается сгон воды. Он решил этим воспользоваться, чтобы перейти через залив, как по суше.

Ночью, под покровом тумана, полки Фрунзе сошли с берега. Это было опасное дело: ведь надо было успеть перейти на другую сторону и закрепиться там, пока ветер не переменится.

Но все произошло так, как предвидел Фрунзе. Красные войска неожиданно появились в тылу противника. И неприступный Перекоп был взят.

Можно привести и другой пример, когда наступающие войска сумели сделать своей союзницей стихию.

Уж на что неприятная вещь — распутица. Колеса вязнут в грязи. Лошади вы. . биваются из сил. Три лошади с трудом тащат повозку, которую по хорошей дороге легко берет с места одна лошадь.

Еще хуже приходится в распутицу автомобилям. Их колеса буксуют в грязи, вертятся бестолку. В распутицу бывает, что грунтовая дорога на целый месяц или даже на полтора перестает быть дорогой для автомобилей.

1 Начало см. в Wh с 1 по 12 за 1946 г. и mm 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 за 1947 г.

Танки легче справляются с грязью. Но и им нелегко дается каждый метр пути, когда они ползут по грязи на днище.

И все-таки даже распутицу, и ту можно перетянуть на свою сторону, если о ней во-время вспомнить и суметь ею воспользоваться.

В начале 1944 года Центральный институт прогнозов разослал всем штабам долгосрочный прогноз погоды, вскрытия рек и половодья. Было предсказано, что весна будет ранняя, значит и распутица начнется раньше, чем всегда.

Наше командование решило начать наступление, несмотря та распутицу или, вернее, в расчете на нее.

Расчет был такой: немцы будут спокойно сидеть на месте, не ожидая никаких неприятностей. Ведь издавна считается, что в распутицу никто не наступает, что половодье — на стороне обороняющихся.

И именно поэтому наше наступление будет для противника неожиданным.

Все у нас было подготовлено заранее. Еще реки были подо льдом, ia наши саперы уже строили мосты и плоты для будущих переправ. Пехоту решено было подвозить на танках, пушки перетаскивать гусеничными тягачами. Ведь гусеницы меньше боятся распутицы, чем колеса.

А от колес тоже не отказались. Колесные машины решено было двигать по ночам, когда грязь будет подмерзать.

Наступление началось 1 марта.

Немцы не были подготовлены к нему и начали отступать. А как только они сдвинулись с места, распутица из их союзницы превратилась в их врага. Ведь отступать по грязи еще труднее, чем наступать, особенно когда к этому не готовишься.

Где для нас был путь, там для немцев была распутица.

А тут еще начали в тылу у немцев разливаться реки, преграждая им дорогу к отступлению.

Все стихии ополчились против них, потому что они не сумели перетянуть их на свою сторону. 'Под ударами наших

войск немцы оставляли позиции, н к 26 марта наши войска вышли к реке Прут — к государственной границе.

Так стали нашими союзниками заморозки и оттепели, весенняя распутица и весеннее половодье. И это возможно было только потому, что в наших штабах понимали значение наук — метеорологии и гидрологии.

Бывало прежде в штабе можно было встретить офицера-артиллериста, офице-ра-сапера, офицера-интенданта. А сейчас в штабе появилось новое действующее лицо: офицер-синоптик.

В то время как его товарищи по работе переставляли на карте флажки, отмечавшие линию фронта, офицер-синоптик следил за другим фронтом — за фронтом ♦погоды.

В штаб шли отовсюду по проволоке и без проволоки сообщения о погоде. Сообщения шли из 'Москвы и из соседнего города. Их посылали и авиаметстанции, расположенные на аэродромах, и метеорологические посты, продвигавшиеся вперед вместе с наступающими войсками.

Все эти сведения немедленно наносились на карту погоды.

Но западная половина карты оставалась белой, незаполненной. Ведь там, на западе, был враг. И он держал свою погоду в секрете.

Во время войны расположение циклонов и антициклонов не меньшая тайна, чем расположение войск.

(Надо было разведать, что делается там, на западе, за линией фронта. Надо было заполнить белое пятно, которое М' -шало синоптикам составлять прогнозы.

И вот разведочные самолеты с метео-рографами-оамописцами т торту летят в тыл «врага.

Воздушных разведчике обычно интересуют танковые колонны, артиллерийские батареи, эшелоны, идущие по железнодорожным путям.

А этих разведчиков послали выслеживать циклоны, разыскивать очаги обледенений и гроз.

Пробравшись в тыл врага, самолет-разведчик снижается совсем низко —до

25

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?