Техника - молодёжи 1978-11, страница 32

Техника - молодёжи 1978-11, страница 32

ЛКГ ПРОСИТСЯ В РЕЙС!

АЛЕКСАНДР ИЗМАЙЛОВ, инженер

Идти, катиться иль скользить?

Столкнувшись с аборигенами Нового Света, европейцы были поражены не только (великолепными городами, странной, на их взгляд, культурой, но и полнейшим отсутствием повозок, телег и прочего колесного транспорта.

Для жителей же Старого Света горячий верховой конь или клячонка, впряженная в скрипучую колымагу, вплоть до XX века были универсальными ■вездеходами.

В мощности и скорости они, конечно, уступали нынешнему «джипу* с двигателем внутреннего сгорания, но оставили за собой право быть непревзойденными в проходимости. Еще бы — тысячелетиями отработанный механизм шагания можно считать наиболее оптимальным: на него и сил уходит меньше, и верхний слой почвы при этом практически не разрушается.

Никто не станет оспаривать, что на ровной и сухой дороге повозка хороша. Но только выпадет первый снег, ее тут же заменяют санями.

Впрочем, в некоторых районах крестьяне и летом не отправляли санки на временную «консервацию», а разъезжали на них по местности с непрочным, зыбким грунтом — иными словами, болотам. Полозья создавали небольшое по сравнению с колесами удельное давление на грунт и скользили над выбоинами и неровностями, не (проваливаясь в них.

Больше того — после саней остается неглубокий ровный след.

Возможно, именно принцип такого движения натолкнул нашего соотечественника Блинова на мысль создать машину, которая постоянно бы носила с собой широкую и плоскую дорогу, — трактор. Но и гусеничный движитель невездеходен в полном смысле этого слова. Кроме того, ударяя раз за разом тяжелыми траками об асфальт или бетон, гусеничные машины быстро корежат даже отличные шоссе.

Итак, длинный гладкий полоз саней, круглое колесо и широкая бесконечная лента гусеницы. У каждого из этих движителей свои достоинства и недостатки. А нельзя ли лучшее объединить в некоем принципиально новом устройстве?

Рождение ЛКГ

Эта мысль пришла в голову инженеру А. Авенариусу в 1942 году, когда он работал над машинами повышенной проходимости для сражающейся Красной Армии. Поставив задачу создать вездеход в полном смысле этого слова, который одинаково легко преодолевал бы снежную целину, болота, мелколесье и хорошо бы маневрировал на проселке и шоссе, Авенариус внимательно изучил существующие виды движителей.

Ему, в прошлом шоферу, было й<<вестно, что популярный в те времена комбинированный -колесно-гу-сеничный движитель не обладает должной надежностью. Резинометал лические гусеницы, установленные на некоторых автомашинах и тран спортерах, при поворотах и на заднем ходу часто рвались и соскакивали, а тракторы и танки, снабженные «чистыми» гусеницами, нередко застревали в глубоком снегу или болоте.

Тогда-то Авенариус вспомнил о мотосанях советского ученого С. Неждановского. В их конструкции остроумно сочетались лыжа и расчлененная гусеница — полоз не давал машине проваливаться в снег, а утрамбовывая его, тем самым обеспечивал лучшее сцепление с ним траков. Но мотосани с трудом разворачивались и могли двигаться только по снегу, останавливаясь на проталинах и выветренных, сухих участках. А там уверенно чувствуют себя колеса...

Авенариус задумал развить идею С. Неждановского. Так на листах ватмана появились первые очертания движителя, состоявшего из солидной лыжи и гусениц, на кото рые были насажены широкие «мини-колеса» — катки. Позже устройству присвоили несколько длинное название: лыжно-катковая гусенич-но-ходовая система. Сокращенно — ЛКГ.

Немного теории

Все элементы ее не только связа ны, как в любом механизме, в единый комплекс, но И помогают друг другу. Закрепленные на гусенице колеса-катки поочередно опускаются на дорогу перед лыжей. Лыжа (а с нею и вся машина) прокаты

вается ПО ним. Надежность движителя обеспечивается и тем, что в нем нет пассивных элементов — ве дущие звездочки равномерно перематывают гусеницы с катками, последние воспринимают крутящий момент от пары сил. Гусеница тя нет их назад, а сила трения находящейся вверху лыжи толкает вперед. Эти силы и помогают каждому катку преодолевать уже реактивный крутящий момент, возник» ющий при соприкосновении с грун том нижней части катка.

Машины, оснащенные движителем ЛКГ, обычно работают в че тырех режимах, определяемых свойствами грунта. На твердой почве или плотном снежном насте лыжа скользит по каткам в два раза бы стрее, чем движутся они сами. Это скоростной, наиболее выгодный режим.

На первом силовом режиме катки погружаются в грунт на такую глубину, при которой качение становится невозможным; Они начинают проворачиваться (буксовать) в грунте — в этом случае скорость движения машины сравни вается со скоростью перематывания гусениц. Когда же вездеход входит в менее плотный грунт, в котором катки, их оси и соединительные звенья гусеницы погружаются еще глубже, Машина просаживается и начинает скользить на лыже, вое принимающей теперь большую часть нагрузки. Но глубже она не проваливается, как не проваливается охотник, идущий по рыхлому снегу на широких лыжах-снегосту-пах. Так выглядит второй режим.

Прн самом тяжелом, третьем, силовом режиме катки заклинивает, и гусеница, перематывая их, словно ступает, раз за разом упираясь ими в почву. Притом лыжа, а С нею и вся машина станет скользить по извращающимся каткам.

Вот таким движителем Авенариус и хотел в 1942 году оснастить полугусеничный вариант популярной тогда трехтонки — грузового автомобиля ЗИС-5.

Долгий путь

на испытания

Оанакомившись с замыслом своего сотрудника, тогдашний директор ЗЙСа И. Лихачев правильно

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?