Техника - молодёжи 1949-07, страница 24

Техника - молодёжи 1949-07, страница 24

В. СЫТИН

Часы в кабинете профессора Эдварда Эванса, начальника отдела Института современной физики в Нью-Йорке, пробили шесть Профессор оборвал на половине фразу, которую произносил в диктофон, зевнул к откинулся в кресло,

В этот момент дверь в кабинет распахнулась и показалась спина секретарши, но ее оттеснило мужское плечо, на пороге сверкнули мордастые желтые ботинки и направились к столу.

— Я не виновата, мистер Эванс! — всхлипнула секретарша за дверями.— Этот человек рвется к нам, как носорог!

— В чем дело? — возмущенно обратился профессор к незнакомцу.

— Погодите минутку, папаша! — хладнокровно ответил неизвестный, без приглашения усаживаясь на диван для посетителей и широко улыбаясь, — Я сейчас шепну вам кое-что. —И, обдавая профессора запахом ананасной жевательной резины, он крикнул во все горло: — Компания «Дури». Микст! Я приехал за вами! Время, время, время, лови его за хвост и загоняй в чековую книжку. Вот мой девиз,

— Мое время также чрезвычайно ограничено! — отстраняясь, почти закричал профессор.

— Чепуха! — отрезал Микст. —Вы профессор Эдвард Эванс. Мне нужна ваша консультация. Все!

И так же стремительно, как и все, что он делал, Микст выхватил из кармана узкую зеленую книжечку, подписал листок и сунул его под нос профессору со словами: «Берите авансом!»

Такие бумажки не часто бывали в руках Эванса. Тысяча долларов! Тысячу долларов он получал за месяц работы в Институте современной физики. За обобщение гор сводок, разработок, вычислений, сделанных сотрудниками, населявшими два этажа здания института. Он публиковал ежемесячно ие менее пяти работ— таково было условие контракта. Его имя знала и Европа... Да, Но тысяча долларов сумма!

Эти мысли мгновенно пронеслись в голове профессора при взгляде на чек.

— Берите! Едем! — заторопил Микст, вскочил, бесцеремонно обнял профессора за талию и потащил к двери.—-Не

В мире капитализма, — мире, раздираемом неразрешимыми противоречиями, мире, где вей подчинено интересам прибыли, — наука противопоставлена интересам народа.

В капиталистическом мире изобретение является предметом безудержной спекуляции, шантажа и наживы дельцов, как правило, не имеющих никакого отношения к рождению изобретения.

В основу рассказа-памфлета писателя В. Сытина положен действительный факт.

Американские ?дельцы от науки» недавно пытались использовать идею искусственного осаждения облаков, уже много лет назад высказанную и проверенную на опыте советскими исследователями. Американцы крикливо разрекламировали свою затею как решение проблемы искусственного дождевания. Опыты их полностью провалились.

сомневайтесь, папаша. Все чисто. Мне на вас указал Буш!

— Буш? — удивился профессор, перестал сопротивляться и спрятал чек.

У подъезда института стоял голубой автомобиль.

— Садитесь скорей!—Микст распахнул дверцы.

Автомобиль рванулся вперед.

«А может быть, он просто сумасшедший?»— мелькнула у Эванса мысль, и он спросил:

— Объясните мне толком, что у вас за дело и кто вы такой?

— Изобретатель! — ответил Микст, оборачиваясь к профессору. — Вот это одно из моих изобретений. Глядите!

В узкой стеклянной витрине на углу стоял человек-макет и с непостижимой быстротой отрывал и вновь прикреплял к бортам пиджака огромные светящиеся пуговицы.

— «Прыгающие пуговицы? Прыгающие пуговицы! Покупайте! Дешево! Прочно! Быстро! Прыгающие пуговицы — радость холостяка!» — прочитал профессор.

Микст самодовольно усмехнулся.

— Патент на эту штучку—-сто тысяч кругляков- Но и это тоже чепуха. Ио-

Рпс. Л, СМЕХОВА

вое дело моей компании... — вдумайтесь в ее название — ДУРЦ: Добыва ние, Утилизация, Реализация Ценностей. Здорово, а? Новое дело сулит побольше* И вы мне поможете. Ваше- имя! Ваши знания! 15 процентов дохода.

— Но я ученый, а не инженер, мистер Микст. Моя специальность — изучение атмосферы. И я никогда не работал в частных фирмах. Я служу чистой науке!

Профессор Эванс произнес эти слова с большим достоинством.

— Одно дело консультация, как вы говорили вначале, — продолжал он. ~~ И другое — контракт на участие в предприятии и прибылях. И наконец... Чем я смогу помочь в утилизации или реализации ваших новых... ну, скажем, летающих запонок?

Микст впервые терпеливо выслушал профессора.

— Чепуха, — бросил он любимое слово, когда Эванс замолчал. — Не волнуй-тесь. Даю двадцать процентов. — И, под мигнув, расхохотался.

На следующее утро Микст и профее сор Эванс вышли из вагона на малень кой станции «Серая собака» и сразу попали под обстрел фотокорреспондентов и репортеров.

— Потом, потом, парни! — крикнул им Микст. — Сейчас —ни слова. Мчитесь за нами — увидите чудеса!

И, приветливо сверкая зубами напра во и налево, помахивая шляпой, он потащил профессора, смущенного натиском репортеров, к «джипу».

— Эти мальчики мне тоже стоят кое-что, — сказал Микст, усаживаясь в ма шину.

Джип помчался по шоссе, провожаемый воплями представителей печати. Проплясав минут двадцать по отвратительной дороге, машина остановилась около невзрачного домика.

— Вылезайте, — почему-то тихо сказал Микст. — Самолет здесь, на опушке. Лед тоже здесь. Вылетайте сейчас же, как начнут собираться облака. И помните: репортерам, — если мне не удастся их здесь задержать и они вес зацапают, — говорите только о великом значении чистой науки. Ну и о мощной

зо .

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?