Техника - молодёжи 1951-08, страница 33

Техника - молодёжи 1951-08, страница 33

Если же идет ток прерывистый, то скорость вращения не должна сказаться на показаниях прибора.

И вот, наконец, наступил день, после которого Столетов с полнЫм правом мог записать: «запаздывание тока, если оно и есть, не превышает i/iooo доли секунды. То-есть, практически говоря, ток появляется и исчезает одновременно с освещением».

Он был глубоко прав.

Современные исследования с применением новейшей измерительной техники показывают, что если и есть запаздывание, то оно, во всяком случае, меньше одной десятимиллиардной доли секунды.

Прошли всего лишь месяцы после памятного дня 9 марта. Сколько выигранных сражений позади! Но кампания еще не кончена.

Столетов выяснил и то, как зависит сила фототока от расстояния между электродами и от электродвижущей силы батарей.

Опыты говорят: при малых напряжениях и небольшом расстоянии между пластинами ток растет соответственно с рбстом напряжения.

Но чем больше растет напряжение, тем медленнее растет сила тока — воздушный слой как бы все сильнее сопротивляется прохождению тока. Наконец наступает такой момент, когда сила тока перестает расти, несмотря на то, что напряжение продолжает увеличиваться. Наступает как бы некое «насыщение».

На графике, изображающем результаты опыта, из начала координат выходит наклонная прямая линия. Но дальше она начинает загибаться и становится более пологой.

Звено за звеном проходит через руки русского ученого цепь открытий. Цепь не обрывается. Одно звено тянет за собой другое.

Так и на этот раз. Устанавливая закон зависимости силы тока от напряжения батареи, он приходит к мысли: можно ли вызвать фототок, выбросив совсем батарею из установки?

И вот новый опыт. Батарея изъята из цепи.

Дуга зажжена. Никакого тока: «зайчик» гальванометра недвижим. Все говорит о том, что мысль как будто бы неверна, что без батареи ток не возникнет.

Задумчиво смотрит ученый на конденсатор... И вдруг, как вспышка, озаряет догадка. Все правильно! Природа ведет себя, как и должна. Это он ошибся. Ток и не должен итти.

Диск конденсатора сделан из цинка, сетка — из латуни.

Что будет, если поместить цинк и латунь в электро-.ит, в подкисленную воду? Получится гальванический элемент. В нем роль положительного электрода, роль

анода будет играть цинк. Катодом же будет латунь. Гальванический элемент можно построить и без электролита — просто сблизив цинк и латунь. Он будет слаб, этот элемент, но и он разовьет электродвижущую силу. И, как прежде, цинк будет анодом, латунь— катодом. Латунь, как говорят физики, более электроотрицательна, чем цинк.

Мой конденсатор, догадывается ученый, и есть как раз такой, в полном смысле сухой, элемент. Цинковый диск — анод, он заряжен положительно. И вот его-то я и освещаю, я, знающий отлично нечувствительность положительного заряда к свету.

Опыт сразу же был видоизменен. На этот раз диском служит посеребренная латунь. Сетчатый электрод Столетов делает из цинка — из материала более электроположительного, чем серебро.

Новый конденсатор поставлен перед фонарем. Открыта заслонка, и «зайчик» пополз по шкале. Впервые свет сам, без помощи батареи, создал ток!

Размышляя над особенностями фотоэффекта, Столетов пришел к гениальным заключениям.

Ему ясно, что исследуемое им явление состоит по сути дела из двух явлений. Свет отрывает с поверхности электрода «что-то», какие-то частицы, имеющие отрицательный заряд. Это первое явление. Затем это «что-то» переносится к аноду через промежуток, разделяющий катод от анода.

Столетов писал: «В разрядах, происходящих под действием лучей, необходимую роль играет механическая конвекция (перенос) электричества...»

В этих соображениях, чтобы они стали современными определениями фотоэффекта, надо только вместо слова «частица» поставить слово «электрон.» А ведь эти заключения Столетов высказал . задолго до того, как физика открыла электроны — носители отрицательного заряда.

За опытами Столетова внимательно следили ученые всего мира С гордостью за отечественную науку читали известия о его опытах русские ученые.

«Я читал ваш} статью и очень радовался. Желательно по возможности всесторонне далее исследовать явления», — пишет Столетову в мае 1888 года из Берлина его ученик, выдающийся физик В. А. Михельсон.

В начале лета 1888 года Столетов задумал новые опыты. Во всех прежних сетку и диск разделял воздух. Теперь же он задался целью изучить эффект в различных газах и при различных давлениях. Был построен новый прибор. Диск и сетка были помещены в сосуд, соединенный с воздушным насосом. Свет проникал в прибор сквозь кварцевое окошко.

31

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?