Техника - молодёжи 1952-04, страница 37

Техника - молодёжи 1952-04, страница 37

till ii f-

( fx* 0«|>

Рис. E. ВЕДЕРНИКОВА

Эти и многие другие «теории» имеют одну общую цель — оглупить и обмануть рядового американца, внушить ему мысль о бесполезности классовой борьбы против американских «хозяев жизни».

Настоящий фельетон написан на основе документальных данных и раскрывает перед нами одну из мрачных страниц американской действительности.

Уиллингтон был у себя.

— Послушай, Фрэнк, мне тут подвернулась занятнейшая «стори» на две тысячи слов! — немного важничая, начал Джилберт. — Но... понимаешь ли, требуется знать, хотя бы понаслышке, о каком-то Рейнольдсе и вообще... не путать сероводород с тухлыми яйцами. ;

— Рейнольде — это ученый, который вывел коэфициент, характеризующий условия перехода жидкости из ламинарного движения в турбулентное... Так называемое число Рейнольдса, — улыбнулся Уиллингтон. — Уже все забыл, старина?

— Угу! — сознался Джилберт. — Ну, а этот... как его... Папин?

— Да зачем тебе все это понадобилось? Тебя выгнали из газеты, и ты решил срочно переквалифицироваться в„ корифея науки? Предупреждаю: все места заняты генералами!

— Да нет, пока еще не выгнали, — сказал Джилберт.

И он рассказал Уиллингто-ну о профессоре Стюарте.

— Подумаешь! - сказал Фрэнк,— Я знаю случаи похлеще.

— То-есть? — ревниво спросил Джилберт. Его репортерское самолюбие было задето. — Что ты имеешь в виду?

— Десятки случаев подобного же циркачества на арене нашей науки. - просто сказал лаборант,— Это сейчас очень модно,

— Модно?

— Ну, конечно! Ты, очевидно, совсем не читаешь научных журналов. Впрочем, нередко об этом сообщает и общая пресса...

— Я газет не читаю, — признался Джилберт. — Только заголовки. Заголовки - это лучший вид литературы среди всех мне известных.

— Но разве ты не читал, скажем, о новых работах доктора Миллса?

— Что-то припоминаю, — сказал Джилберт. — !«Ми£ллс устанавливает очереди в истории!» Так, кажется?

— Да, он исследовал зависимость между развитием цивилизации и... ростом температуры на земном шаре. Неужели не читал?

— Между чем и чем? — искренне удивился Джилберт. — Повтори!

— Считают, что подъем температуры на Земле начался две тысячи лет тому назад. И Миллс подметил, что за это время все великие цивилизации распространялись от экватора к северу: Египет, Рим, затем Франция, Англия, наконец Россия...

— Гм... — заметил Джилберт.

— Ну вот, — продолжал Уиллингтон. — А поэтому, мол, нечего удивляться, что Советский Союз выдвинулся сейчас на первое место. Просто его очередь в истории. Не заслуга его народа, а закономерный результат общего подъема температуры на Земле.

— Слушай, по-моему, это у твоего Миллса поднялась температура! Такой бред можно произносить только в лихорадке, а?

Уиллингтон засмеялся.

— Насколько мне известно, профессор Миллс пребывает в добром здоровье. И его работы получают одобрение в определенных кругах.

— Угу! Я знаю, кто ему может аплодировать. Белые медведи на Северном полюсе. Они чувствуют себя обнадеженными продвижением цивилизации в указанном Миллсом направлении.

— Не только, не только, — сказал Уиллингтон. — Ну, а о «колумбийском масле» ты слышал?

— Нет, я пока питаюсь обыкновенным, — сказал Джилберт. — Правда, чертовски дорого... Опять подорожало на восемьдесят центов!

— Советую переходить на новый сорт, — саркастически улыбнулся Уиллингтон. — Приготовлено на чистейшем коксе.

— Кок... се? Что за чушь?

— Не чушь, а официальная информация вице-президента информационной службы США Чарльза Халтена, опубликованная 26 января 1952 года.

— Ах, это уже было в печати? — разочарованно протянул Джилберт. — Тогда чорт с ним, с этим коксом... Впрочем, интересно, как же это... кокс и масло?..

— Целая история! Немецкий химик Иммхаузен разработал способ превращения отходов коксового производства в синтетические парафины. Достаточно к ним прибавить некоторые красящие и душистые вещества, чтобы получить нечто вроде маргарина. Пища богов!

— Слушай, мы немного отклонились от темы... Таких-то случаев сколько угодно. Это не сенсация!

— Да, пожалуй, — согласился Уиллингтон. — Давай, я тебе лучше расскажу о докторе Леоне.

— Леоне? — Джилберт с сомнением покачал головой. — По-моему, мы этого вообще не проходили.

— Нет, нет, не проходили, — успокоил его Уиллингтон. — Доктор Леон является сейчас профессором Технологического института в Массачузетсе. Он изобрел особый прибор для механического измерения человеческих убеждений на предмет установления степени «отравления» коммунистическими идеями.

— Неужели есть такой прибор? — испуганно спросил Джилберт.

— Не бойся! Насколько я тебя знаю, такие измерения тебе ничем не грозят.

— Ну, видишь ли... — неуверенно сказал Джилберт. — Сейчас все так сложно... Вот я, например, не совсем понимаю, на кой чорт нам сдалось изобретать всякую чушь, вроде «социальной физики»?

— А это вроде кино, — просто сказал Уиллингтон. — Или, например, вроде мюзик-холла, открыток «комикс», газетных сенсаций и так далее. Отвлекает людей от тяжелых мыслей, от борьбы за улучшение условий существования. Туманит мозги...

Он помолчал немного и сказал:

— А ты думаешь, твоя газета имеет какие-нибудь другие цели? То же самое! Искусственное производство сенсаций в интересах правящего класса.

— Это я без тебя знаю! — усмехнулся Джилберт. Он вдруг заспе-

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?