Техника - молодёжи 1952-04, страница 34

Техника - молодёжи 1952-04, страница 34

И а дне долины лежало распластанное, похожее на огромную камбалу матерчатое тело стратостата...

прислали сюда вас. Вчера здесь произошло несчастье. У нашего пилота Кругловского неожиданно начался приступ аппендицита. Второй пилот — Панюшкин. Вы с ним знакомы?..

— Нет.

— Так вот, он еще молод и немного горяч. Поэтому ему на старте очень важен совет опытного человека. Ведь старт, насколько мне кажется, очень ответственное дело при опытах с высотными системами?

— Да.

— Конечно, если бы мы не надеялись на Панюшкина, мы отменили бы испытания, хотя это и нарушает наши планы. Именно сейчас очень благоприятный момент для старта. Прогноз обещает в ночь назавтра полный штиль. Чувствуете, и сейчас уже воздух почти неподвижен. А в последующие дни здесь снова ожидаются обычные устойчивые ветры.

— Я приложу все старания, чтобы помочь провести испытания, — сказал Александров, - но, конечно, мне необходимо ознакомиться с системой в натуре. Мне известны лишь общие принципы ее конструкции.

— Вас познакомит с ней Терехов. Панюшкина наш врач уложил спать. Ведь ему предстоит не только бессонная ночь, но и бессонный день.

Они подошли к ветлам и, пробравшись через густой кустарник подлеска, оказались на берегу продолговатой котловины.

На дне этой котловины уже была разостлана желтая оболочка высотного аэростата — базы СЭС. Она походила на гигантскую плоскую рыбу. По бокам ее, из-под перекрестий, так называемых «гусиных лап», радиально расходящихся широких полос из той же материи, что и оболочка, выходили толстые канаты — стропы. Они вытянулись во все стороны по склонам балки, и казалось, что «рыба» находится как бы в центре гигантской паутины.

На спине «рыбы» Александров увидел три поперечные темные полосы — усиливающих поясов — и две косые щели, заклеенные изнутри клапанами разрывных приспособлений. В стороне от оболочки,

на выровненной площадке, стояла выкрашенная в белый цвет гондола, напоминающая своей обтекаемой каплевидной формой аэросани. Еще более усиливало сходство то, что гондола опиралась на своеобразные изогнутые дугой лыжи — амортизаторы. Задняя часть гондолы выдавалась острым конусом, прикрывающим втулку огромного двухлопастного воздушного винта, метров пятнадцати в диаметре.

От гондолы тянулся тонкий серебристый трос, исчезая в небольшой бетонной будке.

«Очевидно, там лебедка для сматывания и наматывания троса», — подумал Александров.

Затем он обратил внимание на штабель лежащих неподалеку от гондолы удлиненных серых пакетов, назначения которых не разгадал. Рядом с пакетами виднелась огромная катушка точно белых ниток — очевидно, это были провода для передачи выработанной СЭС электроэнергии на землю.

Пока Александров осматривал стартовую площадку и находившиеся на ней части необычного воздухоплавательного аппарата, академик Никольский раскуривал трубку, искоса наблюдая за ним.

— Мы сначала проектировали поднять систему без человека, -сказал он задумчиво. — Но потом пришли к заключению, что на опытной модели должен быть пилот. Ведь работа привязного аэростата в условиях стратосферы никем и никогда не проверялась.

— Я думаю, это правильное решение, — ответил Александров. -Приборы - приборами, а человека ими не заменишь.

— Вот-вот, именно, — подхватил академик. - Эх, жаль, что Круг-ловский заболел! Одному Панюш-кину придется трудновато.

— Одному? — удивился Александров.

В это время кустарник за их спиной зашевелился и из него появились Терехов и Трубокуров.

— Но ведь Кругловский лежит в больнице. Ему сегодня сделали операцию! — ответил Терехов.

— А... как же я? - растерялся Александров. И вдруг понял: ведь он не получил прямого приказа лететь.

Слова Терехова подтвердили эту догадку.

— Директор института метеорологии сообщил академику Никольскому, что вы посланы к нам в качестве консультанта, — сказал он. — Что касается вашего желания участвовать в полете, то... -Терехов замялся, — то... это решить предоставляется вам самому.

Александров облегченно вздохнул.

— Но ведь я очень хочу подняться на этой замечательной системе!

— Чудесно, чудеснейше! - радостно воскликнул Терехов и, схватив Александрова за руку, обратился к Никольскому: — Разрешите показать систему нашим друзьям?

— Пожалуйста. Я как раз хотел попросить вас это сделать, Михаил Иванович. Сейчас, очевидно, подъедет автобус с приборами, и я хочу осмотреть их, а затем присутствовать при монтаже их на гондоле.

— Начнем с оболочки, - сказал Терехов. - Идемте...

Осмотр СЭС занял более часа, и когда был закончен, уже начало смеркаться. Ветер совсем стих, воздух наполнился ароматами трав, смоченных первой росой. Где-то да- f леко-далеко пели девушки, рокотал трактор. Темной стеной с ярко вычерченными на фоне заката конту- «*>■ рами вершин недвижно стояли вокруг ветлы.

- Благодать!.. - тихо проговорил Терехов. - Прогноз оправдывается. А назавтра ожидается начало периода ветров. Ну, идемте, отдохнем немного!..

Они уже подходили к домикам, когда на лугу появилась процессия резиновых «слонов» — газгольдеров.

Каждого из них вели, придерживая за короткие стропы, пять-шесть человек. Впереди этого необычного каравана размашистым шагом, немного раскачиваясь, шел высокий широкоплечий старик.

Серебристо-розовые в отсветах зари огромные вместилища газа бесшумно плыли над лугом один за другим.

(77родолжение следует)

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?