Техника - молодёжи 1953-12, страница 18

Техника - молодёжи 1953-12, страница 18

Конечно, для датского поэта фантастический роман был лишь поводом создать сатиру на современное ему общество. Но эту книгу следует отметить как первое в мире «литературное путешествие» к центру Земли.

«Путешествие к центру Земли», роман Жюля Верна, пожалуй, самое знаменитое произведение из этой серии фантастических спусков в неизвестные еще науке недра нашей планеты.

Молодой Жюль Верн, только что прославивший свое имя первой книгой из серии «Необыкновенные путешествия», искал темы для следующего романа. В это время он познакомился с геологом-энтузиастом Сен-Клером Девиллем, который, считая Землю холодным телом, несколько раз пытался спускаться в кратеры погасших вулканов и один раз побывал в жерле Стромбо-ли во время извержения. Сен-Клер Девилль дал Жюлю Верну не только тему, но и готовый образ ученого-фанатика, не жалеющего жизни ради любимой науки.

Герой романа профессор Лиден-брок в сопровождении двух спутников спускается в кратер потухшего вулкана Снеффельс в Исландии и оказывается в чудесном подземном мире, освещенном тусклым сияньем электричества, которым насыщен воздух этой пещерной страны. Смелые путешественники видят подземные моря, леса первобытных растений давно ушедших геологических эпох, где бродят вымершие динозавры и летают красноглазые птеродактили с крыльями, как у летучей мыши.

Вряд ли Жюль Верн, бывший всегда в курсе всех передовых идей своего времени, верил в то, что в недрах Земли есть гигантские пустоты, населенные вымершими животными. Писатель только хотел показать живым древнее геологическое прошлое, познакомить сволх читателей с чудесами подземного мира. Это ему удалось как нельзя лучше: несколько поколений геологов и географов вдохновлялись этой книгой, а наш крупнейший советский ученый, академик В. А. Об

ручев писал, что чтение в детстве романов Жюля Верна навсегда определило его жизненный путь и заставило его выбрать профессию геолога и географа. В. А. Обручев сам написал фантастический роман «Плутония», которым до сих пор зачитывается наше юношество. В нем ученый воспользовался старинной гипотезой, что наша планета внутри пуста и освещена подземным солнцем Плутоном. На внутренней стороне земной коры обитают давно вымершие животные древних геологических эпох. Через гигантскую воронку, расположенную далеко на севере, герои романа Обручева проникают в эту удивительную страну, чтобы лицом к лицу встретиться с ее обитателями.

Эта гипотеза нужна была Обручеву лишь для того, чтобы столкнуть современного читателя с допотопными животными, показать их живыми, в движении и действии.

Старые гипотезы о внутреннем строении Земли медленно умирали, их вытесняла теория огненно-жид-кой Земли, покрытой корой. Непту-нисты один за другим переходили в лагерь плутонистов. Но «стареющий Гумбольдт никак не мог закончить свой «Космос» — данные одних наук противоречили выводам других, факты — целая армия новых фактов - разрушали картину, которую он всю жизнь пытался нарисовать.

Если под тонкой корой, более непрочной, чем пленка мыльного пузыря, действительно бушует огненный океан, то почему он не следует за движениями Солнца и Луны, почему мы не ощущаем подземных приливов и отливов, более страшных, чем самые разрушительные землетрясения?

Что такое даже огромные вулканы по сравнению с чудовищным морем огня? Не более чем ничтожные булавочные уколы на гигантском глобусе. Разве могут эти крохотные отверстия служить предохранительными клапанами?

Геологи не находили на Земле никаких следов свирепых катастроф, потрясавших некогда всю планету. Появились новые теории горообразования, которые не нуждались в силах вулканизма. Ученые определили удельный вес Земли и нашли, что она не может быть жидкой. Сила тяжести оказалась в разных местах неодинаковой: словно под ногаъш исследователей были гигантские глыбы из разных материалов, а не однородный огненно-жидкий океан, отделенный лишь тонкой оболочкой — тоньше, чем бумага, которой оклеивают глобус.

И ученые стали пытаться согласовать старую теорию с новыми фактами.

Они наращивали толщину земной коры, ' отодвигали далеко вниз океан магмы и на его место помещали отдельные озера, резервуары жидкого огня — источники вулканических извержений.

Они установили, что масса Земли не может быть однородной: глубже должны стекать более тяжелые металлы— железо и никель. Остальные вещества располагаются слоями в соответствии с их удельным весом.

«Внутренность земного шара, — писал в 1839 году русский геолог

Д. Соколов в своем «Курсе геогнозии», — представляет как бы горн плавильной печи, в котором нижнюю часть занимают всегда металлы, а верхнюю шлаки».

Так родилась, по аналогии с металлургической печью, модель Земли, просуществовавшая почти до наших дней.

Но какие же циклопические силы поднимают к небу снежные вершины гор, формируют не изведанные еще нами глубочайшие впадины океанов? Откуда черпают свою энергию катастрофические землетрясения, подобные калифорнийскому, разрушившему в 1906 году Сан-Франциско, или японскому 1923 года, стоившему жизни ста тысячам человек и лишившему крова население трех городов? Где причина таких страшных вулканических извержений, как взрыв острова Кракатау, всколыхнувший все океаны мира, слышный за три с половиной тысячи километров и выбросивший в стратосферу десятки кубических километров пемзы и пепла?

Тут на сцену выступила новая, сложная и «всеобъемлющая» гипотеза контракции — гипотеза сжатия земного шара, — типичная теория девятнадцатого века, из числа бравшихся объяснить все.

Контракционисты даже демонстрировали модель Земли в процессе горообразования — полежавшее прелое яблоко со сморщенной кожурой, покрытой продолговатыми складками...

Так постепенно сложилась пессимистическая картина медленно умирающей планеты. Чем дальшё, тем медленнее и слабее идет процесс горообразования, - кора уже настолько утолщилась и емялась в складки, что стала неподатливей. С каждым веком стынут и потухают вулканы, а силы природы, неутомимо ведущие свою разрушительную работу, постепенно сглаживают лик Земли. Горы распадаются на обломки, — их разрушают жара и холод, вода и лед, газы атмосферы и живые организмы — роющие животные и корни растений. Ледники уносят обломки вниз, сглаживают очертания долин. Текучие воды смывают в океан песок и растворенные минералы и постепенно заполняют впадины морей осевшими вниз породами. Ветер уносит пыль и посыпает ею, словно пеплом, выравненную поверхность планеты...

Наука не развивается прямыми и простыми путями. Она рождается в великой борьбе. Эта борьба не прекратилась, и сейчас, вернее в наши дни, она стала еще более ожесточенной. Мы являемся свидетелями битвы между подлинной передовой наукой, вооруженной всемогущим оружием диалектического материализма, и реакционной буржуазной наукой, тщащейся и в наши дни быть «служанкой богословия».

Космогоническая гипотеза Лапласа, гипотеза огненно-жидкой Земли, контракционная теория были в свое время прогрессивными, сыгравшими роль в борьбе с невежеством и мракобесием. Новые факты, новые методы исследования разбили эти теории. Буржуазная же наука уже не может создать больших обобщающих теорий.

Время от времени на Западе появляются новые гипотезы, пытаю-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?