Техника - молодёжи 1961-04, страница 35

Техника - молодёжи 1961-04, страница 35

лв мне этот эамечатель-иый портрет, но ничего о себе не сказала. А живет она очень далеко... Дело в том, что перед вами было самое нестоящее, не оперное и «е книжное, а реальное небесное создание. Эта женщина неземная, и даже очень возможно, она не из нашей Галактики...

ТАЙНА ЧЕРНОГО

КВАДРАТА

Ну и шум поднялся! Как будто в отместку за предыдущий чес полной тишины.

Всем было доседно, что Никитин продолжал мистификацию.

Но мне этого не казалось. Когда он говорил, слишком серьезны были его глаза. Гораздо серьезнее, чем это нужно для мистификатора.

— Ну, тише, тише, а то я опять введу вас а оцепенелое состояние. Открою портрет — сразу затихните. Хотите узнать все—слушайте, не хотите-» не надо. вам же

. будет хуже. Ничего и не узнаете...

Все сразу притихли, и он продолжал:

— Прежде всего выбросьте из головы, что я вас дурачу. Слишком дорого стоил мне этот портрет. Из-за него я чуть ие лишился жизни. Поэтому мне не до

шуток. Слушайте есе по порядку.

Двадцатого февраля этого года я заступил на ночное дежурство на своей стенции. До пяти часов утра все шло как обычно. Телескопические счетчики элементарных частиц, расставленные рядами, изредка пощелкивали.

Но в пять часов утра произошло необычное. Сработал одновременно весь первый ряд счетчиков. А через тридцать минут 20 секуйд одновременно сработали все пять рядов. Это не было галлюцинацией, самописцы асе записали — у меня есть документ.

Я тогда понял, что эти излучения идут импульсами откуда-то из одной точки неба, но вследствие вращения Земли движутся полосой —с востока на запад. Площадь охвата импульсами очень скоро передвинется западнее приборной площадки, но там отвесная скала и только на ее вершине ровная поверхность. Времени в моем респоря-жении было мало. Я схватил в лаборатории ящик толстослойных фотопластинок (эти пластинки мы применяем для изучения космических лучей), притащил его к подножию площадки, привязал к нему веревку, а другой ее конец — к поясу и полез вверх. Стена была отвесная, выступов мало. Как я еще тогда не свалился, до сих пор не пойму. Разодрал себе руки, лицо, но все-таки я был наверху. Втащить ящик с пластинками после этого адского подъема было детской забавой.

При свете звезд я разложил на снегу все пластинки как можно плотнее друг к Другу. Затем я должен был вернуться вниз наблюдать за счетчиками. Стал искать место, где бы я мог привязать веревку. Обходя площадку, оступился... Повис над обрывом... А что произошло дальше, вы уже знаете.

По моей просьбе наши сотрудники собрали и проявили пластинки. Они были экспонированы не частично, как это бывает, когда в толще эмульсии появляются следы элементарных частиц, а сплошь. Это был другой характер лучей.

Мы отпечатали все снимки на фотобумаге. Склеили в огромное полотнище и разложили на земле. Затем поднялись на вертолете и увидели это лицо, которое так сильно поразило вас. Здесь я вам показал фоторепродукцию с того огромного портрета. Он был еще более размытый, местами более туманный. Изображение сильно напоминало случайные пятна сырости на стене, в которых великий Леонардо да Винчи порою черпал сюжеты для своих рисунков. В трактате о живописи у него прямо говорится:

«Я не премину поместить среди этих наставлений новоизобретенный способ рессматривания; хотя он и может показаться ничтожным и почти что смехотворным, тем не менее он весьма полезен, чтобы побудить ум к раз

нообразным изобретениям. Это бывает, если ты рассматриваешь стены, запачканные разными пятнами, или камин иэ разной смеси...

Пусть тебе не поке-жется обременительным остановиться иной раз, чтобы посмотреть на пятна на стене, или на пепел огня, или на облаке, или на грязь, или на другие такие же месте, в которых... ты найдешь удивительнейшие изобретения, чем ум живописца побуждается к новым изобретениям, будь то к композициям битв животных и людей, или к различным композициям пейзажей и чудовищных предметов...»

Но вернемся к рассказу.

Мне думается, что излучения передавались импульсами и энергетический луч наткнулся на нашу Землю.

Встреча была очень короткой, и луч шел, по моим ресчетам, навстречу движению Земли. Поэтому Земля в своем беге по орбите не успела выскользнуть из-под этого луча, а время поворота Земли мне удалось использовать для подготовки к фотографированию.

Площадь, охватывае-мея лучом, была, безусловно, огромне, и то, что мне удалось зефиксиро-крошечная частица того, что передавалось.

Возможно, что луч шел из соседней гелактики, и если его начальная толщина была со спицу для вязания, то вследствие рассеивания на Землю попал поток, занимающий площадь в десятки квадратных километров.

Сейчас я выясняю природу этого луча и направление, откуда он пришел.

Но я уверен, что то, что вы сидели, не случайная игра пятен, о которых рассказывает Леонардо. Это попытка разумных существ других миро! рассказать о себе.

Когда Никитин закончил свои рассказ, мы были потрясены. Мы попросили вновь открыть нам портрет.

На нас смотрели эти немного насмешливые, но необыкновенно теплые человеческие и вместе с тем дс йстви-тельно какие-то неземные глаза.

Кто она? Дочь далеких миров? Или все-таки это игра случайных пятен, порожденных ливнем косм» ческих лучей? А может быть, это псдшути-ли над нами отсыревшие фотопластинки?

Но мне хочется думать, что все-таки Никитин прав. Хочется верить, что перед нами действительно дочь далеких миров. Очень далеких миров, где есть такие же пытливые, ищущие и побеждающие люди, как и у нас на Земле.

вать, — лишь

32

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?