Техника - молодёжи 1964-12, страница 18

Техника - молодёжи 1964-12, страница 18

Выдающийся архитектор Бразилии, художник и человек с мировым именем Оскар Нимейер Соарес Фильо — активный борец за мир.

Страстно влюбленный в свое дело, в людей, для которых он живет, борется, строит, Нимейер думает о справедливом устройстве жизни на родной земле. Он мечтает о том времени, иогда «Бразилиа будет городом людей прекрасных и счастливых».

Но бразильская действительность полна острых социальных противоречии. Известный румынский поэт Георгиу Майореску пробыл на бразильской земле несколько месяцев. Рассказывая о прекрасных архитектурных ансамблях новой столицы, ои говорит не только о полете фантазии Нимейера, но и о жизни народа этой страны.

Мы публикуем высказывание Осиара Нимейера об архитектуре, взятое из его книги «Мой опыт строительства Бразилиа», а также статью Г. Майореску.

Я считаю, что произведение архитектуры может стать произведением искусства только при том условии, если в нем содержится, пусть даже минимальное, проявление творческого труда, иными словами, если оно содержит личный вклад архитектора. Без этого архитектура сводится к повторению уже известных форм.

Я стою за почти неограниченную свободу пластических форм, противопоставляя ее рабскому подчинению соображениям техники и функционализма, за свободу, которая в первую очередь будит воображение, позволяет создавать новые и прекрасные формы, способные удивлять и волновать своей оригинальностью и элементом творчества; я за свободу, которая создает атмосферу вдохновения, мечты и поэзии. Ясно, что эта свобода должна быть разумной.

В заселенных местах, например, я, наоборот, за ее ограничение, или, лучше сказать, за сохранение единства и гармонии ансамбля, за то, чтобы отбрасывать решения, которые не согласуются пластически с уже существующим окружением, даже если эти решения прекрасны и уровень их архитектурного мастерства очень высок. 8 соответствии с этим в заселенных секторах Бразилиа мы придерживались определенных норм соотношения застроенных массивов и свободных пространств.

Таким образом, мы всячески стремились к тому, чтобы воспрепятствовать росту города в плане дисгармонии и смещения, как это бывает во многих современных городах. Впрочем, в постройке индивидуальных домов и отдельных зданий, окруженных свободными территориями, мы допускаем полную свободу творчества, разумеется, в пределах разумных пропорций, чего всегда требует архитектура.

Слепое подчинение принципам функционализма, пассивность приводят к решениям трафаретным, а нередко и вульгарным. Есть люди, которые объясняют свою приверженность к функционалистским и конструктивным принципам соображениями удобства, стандартизации и т. д., то есть выдвигают аргументы, которые абсурдны, когда речь идет о работах специальных, особых, где экономическая проблема является второстепенной. К тому же они апеллируют к соображениям социального порядка и в соответствии с этим требуют работ простых и экономичных. Однако это далеко не убедительный аргумент, по крайней мере для тех, кто действительно интересуется социальными проблемами, так как решение этих проблем выходит за рамки архитектуры и компетенции архитектора, хотя и требует от него поддержки прогрессивных движений. Такие люди выступают против поисков новых пластических форм, они хотели бы видеть во всех элементах архитектуры строго рациональный смысл. Всякий поиск они считают формализмом и противоречащим техническим соображениям. Это, однако, не мешвет таким архитекторам идти на компромиссы, несомненно более серьезные, которые трудно оправдать, если смотреть на дело с их же собственной позиции. Они требуют, чтобы архитектурные решения основывались на простой и компактной планировке, стремились к строениям чистым и геометрическим. Я тоже придерживаюсь этого правила, но не принимаю его как догму.

Оскар НИМЕЙЕР (Бразилия)

Г. МАЙОРЕСКУ, поэт (Румыния)

„Шоковые" решения и самые молодые развалины в мнре

По статистике одного телеграфного агентства, сообщения о городе Бразилиа, новой столице Бразилии, занимали во второй половине 1959 года по объему четвертое место в мировой печати.

Конечно, слава Оскара Нимейера, его смелых, новаторских решений давно уже разнеслась по свету; но не менее верно и то, что только сооружение новой бразильской столицы смогло в глазах мирового общественного мнения полностью осветить эту могучую творческую личность. В этом сооружении воплотились его «шоковые» идеи. Войдя в «Генеральный план» урбаниста Лусио Коста, они принимают поражающие формы и размеры и открывают нам не виданные никогда зрелища. Железобетон, алюминий, камень и стекло, объединенные крылатым полетом фантазии Нимейера, воплотили в осязаемой реальности линии чертежей и поэзию, геометрию и мечту.

Я наблюдал за «пространством Ни

мейера» с первых же дней своего пребывания в Бразилии. В Рио-де-Жаней-ро — это внушительное здание министерства просвещения и культуры (железобетон на пилонах, висячие сады, фрески Портинари), построенное в 1956 году Нимейером совместно с Корбюзье и Коста. По мнению здешних жителей, оно является поворотным пунктом в истории бразильской архитектуры. Я любовался смелыми линиями зданий Памулья в новом центре столицы штата Минас Жераис, Бело Оризонте. Но наряду с великолепными зданиями, материальным воплощением смелых взлетов мысли мне, пытавшемуся проследить путь архитектуры Нимейера, не однажды приходилось быть свидетелем некоторых драматических этапов на этом восходящем пути. Проекты, великолепные постройки, начатые и неоконченные по недостатку средств или с прекращением кредитов, — самые молодые в мире развалины...

Можно соглашаться или не соглашаться с аргументами, лежащими в основе сооружений новой столицы в центре Бразилии; можно отнестись осторожно или оптимистически к будуще

му развитию города, поднятого на высоту 1100 м в необжитую пустыню, — верно только одно: из проекта Бразилиа превратилась в действительность.

Какие огромные резервы творческих сил скрываются в бразильском народе! Сколько смелости, изобретательности у архитектора Оскара Нимейера и урбаниста Лусио Коста! Но каким бы остроумным ни было архитектурное решение зданий Нимейера, каким бы сильным ни был сообщаемый ими «шок непредвиденности», до сооружения новой столицы они оставались островками, чудесными, но тонувшими в море безликих архитектурных ансамблей. Одна ласточка не делает весны. Настоящую меру своего таланта он мог найти только в городе Бразилиа, в единстве его архитектурного и функционального замысла.

„Конкиста" в условиях Дикого Запада* Потерянные иллюзии

Вас нелегко найти, — сказал я Нимейеру, с трудом разыскав его в Рио-де-Жанейро.

— Знаю. Теперь вы всегда можете найти меня здесь. Я восстанавливаю

м

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?