Техника - молодёжи 1967-02, страница 32




Техника - молодёжи 1967-02, страница 32

Прежде чем стать писателем и драматургом, Север ГАНСОВСКИИ был элентромонтером, грузчиком, матросом, учителем. Печататься начал еще в студенческие годы.

К жанру фантастики он обратился сравнительно недавно (нннгн «Шаги в неизвестное», 1963 г. и «Шесть гениев», 1965 г.).

В настоящее время Север Гансовекий зананчнвает работу над романом «Три шага к опасности» и фантастической пьесой «Убежище».

— Чертовщина... Следил за тобой, пока ты не исчез из виду. Потом оглянулся и увидел точку позади. — Он поднялся.— Давай сверим часы. Я пойду, ты отметишь время, когда меня не станет видно. А я — время, когда замечу тебя и «Жука» впереди.

А солнце так и стояло в зените.

Попробовали иначе. Стали спиной друг к другу и пошли опять прямо по гирокомпасу.

На этот раз Альбер шагал около часа, пока не увидел впереди точку. Она росла не быстро. Это был Фелисьен. Встретились; каждый посмотрел на гирокомпас, сравнили. Да, гак они и шли, как начинали. Но встретились.

Затем чуть охрипшим голосом Альбер сказал:

— А где «Жук»?

Вездехода не было. Белый бетон простирался до горизонта, и ни зернышка на нем

Сделалось жутковато Уже одолевала усталость. Глаза болели от белизны, от однообразия. Хотелось есть, еще больше—пить А не было при себе ни еды, 1'и воды.

Фелисьен, подумав, сказал:

— Попробуем идти дальше, как я шел. «Жук» должен быть где-то на этой же прямой. Мне кажется, что ты шагал быстрее меня, he в том месте встретились.

Пошли. Один километр остался позади, другой... десятый... Танкетки не было. Остановились. Фелисьен вытер пот.

— Глупо, что не взяли воды, когда уходили от «Жука». — Губы у него опухли и обветрились. — Моя вина.

Альбер пожал плечами.

— Кто мог думать... Слушай, я еще одну штуку хочу проверить. Сядь тут.

Он опять пошел от Фелисьена. Брел, пока не увидел пятнышко. Оглянулся, позади уже никого не было. Тогда он вернулся на несколько шагов, и темная точка — Фелисьен — появилась, где раньше была. А та впереди, только что возникшая, исчезла. Ладно! Он стел спиной к линии своего движения. Сделал шаг влево, точка явилась слева,

I

шагнул вправо — Фелисьен возник справа. Он подумал: «С ума я схожу, что ли? Как будто два Фелисьена... Вероятно, я просто спятил. Еще давно. Когда мы приблизились к Венере и вошли в слой облаков. — Затем он одернул себя: — Ерунда! Так нельзя, надо бороться». Ему было все равно, какого Фелисьена выбирать—правого нлн левого, он простоял минуту, размышляя. Потом, плюнув, пошагал нн к тому, ни к другому, а просто вперед. Шел-шел и даже усмехнулся злобно, когда на горизонте появилась точка. Хоть в этом было какое-то утешенье — куда б они ни шли, все равно идут один к другому, Не потеряются.

Фелисьен, сидя на земле, рассматривал что-то. В руке у него была авторучка.

— Знаешь, пытаюсь написать, но не оставляет следов. И карандаш тоже пробовал... Эта штука ничего не принимает.

У Альбера Вдруг отчаянно заболела голова. Раскалываясь. Фелисьен посмотрел на него, затем на часы.

— Знаешь, сколько времени прошло с тех пор, как мы выехали? Девятнадцать часов. Давай ляжем и поспим.

Легли, где стояли. Альбер глянул на лицо друга, и сердце у него забилось сильно-сильно. У капитана на левом виске был шрам — в детстве приятель попал стрелой из лука. левом виске — Альбер точно помнил. А теперь он был на празом!

Летчик открыл было рот, затем подумал, что лучше промолчать. И так слишком много чудес. Ну его к дьяволу!

Но капитан сам как-то странно смотрел на товарища.

— Слушай.

— Ну?

— Как будто бы у тебя этот карман на куртка был с левой стороны

— И что?.. Он и есть с левой.

— Как? Ведь это же у тебя правая рука

— Которая?.. Почему? Это у меня левая.

— Ну что ты!

— Естественно, левая. Тут у меня сердце — я его слышу... А вот у гебя...

— Что у меня?

— Ладно. Ничего. Давай спать, а то вообще тронемся.

Пока засыпали под палящим солнцем, накрыв юлоеы куртками, пилот подумал, что он одно время не любил Счастливчика Карне В школе космонавтов. Уж слишком гордо тот держался. За ужином скажешь: «Передать тебе сыру?» Он посмотрит: «Сыр?.. Be1 чром?» И кажешься себе олухом, не знающим очевидных вещей. Или спросишь: «Читал «Стамбульский экспресс» Грэма Грина?» И опять .(Грина?. Кто теперь читает Грина?» Но затем Альбер понял, что у Карне это было просто потому, что его считали выскочкой. Пробившимся в космонавты из-за знаменитого отца. И он клин клином вышибал. После-то они сдружились... А вот теперь умирать вместе.

Необычные обстоятельстве, в которые попали наши герои, показались асем участникам повести-бури we настолько интересными, что было единогласно решено: Север Гансовский должен написать еще одну глвву.

1»ОГЫ>Л С ВОЗДУШНЫМ ВРАГОМ

«Современные аэростаты заграждения («тандэм» — пара аэростатов, в которой нижний подымает точку крепления троса верхнего) могут подыматься на высоту до 4—5 тыс. м. Если расставить такие аэростаты в шахматном порядке в 2—3 ряда с интервалами по 300— 400 м, то благодаря полной невидимости троса в воздухе можно созреть буквально непреодолимое препятствие для авиации. Это препятствие надо или облететь, или уничтожить. На пути попета противника создается как бы воздушный забор иэ стальных тросов; «толнноеение с тросом грозит катастрофой: трос разрежет легкий самолет, как мае-ло».

«ТМ» № 7, 1934 год

АРТИЛЛЕРИЯ

«Опыт последних войн покеэап, что ни одно иэ современных укрытий, созданных инженерной техникой, не могло противостоять могуществу артиллерийского огня.

Для того чтобы понять причины столь разрушительного действия артиллерии, достаточно обретить внимание на ту энергию, которой обладают вртипперинские снаряды в момент попадания их в цель.

Вот данные о живой силе (энергии) снарядов различных калибров в момент их падения на предельную дистанцию стрельбы:

75-милпиметровый снаряд — живая сипа его равна энергии тяшепего орудийного танка, двигающегося со скоростью 20 км в час.

105-миллиметровыи снаряд — живая сила его равна энергии двух автобусов, двигающихся со скоростью 30 км в час.

150-миллиметровый снаряд — его энергия равна живой сипе движения пехотной дивизии.

210-миллиметровый снаряд — Шивой силе движения стрелкового корпуса.

420-миллиметровый снаряд — живой силе курьерского поезда иэ 40—50-тонны» вагонов, двигающихся со скоростью 85 км/час.

Досягаемость современных орудий, то есть предельная дальность их огня, возросла по сравнению е довоенным уровнем почти вдвое. Благодаря дальнобойности и скорострельности артиллерия может быстро перебрасывать огонь с одного участке поля на другой, не меняя места расположения своих орудий. Поэтому артиллерия может в необходимых случвях оказывать поддержку не только своим войсковым частям, но и соседними.

«ТМ» № 5, 1934 год

28



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?