Техника - молодёжи 1977-11, страница 24

Техника - молодёжи 1977-11, страница 24

i mwb

Доклад N2 68

Азово-Каспийский

Бурное развитие промышленности и сельского хозяйства на юге страны привело к огромному росту потребления воды, что тяжелым бременем легло на водохозяйственные балансы рек аридной зоны, то есть бассейнов Аральского, Каспийского, Азовского и Черного морей. Это вызвало, в частности, обмеление первых двух водоемов — по сути, гигантских бессточных озер.

Сокращается площадь зеркала Каспия в связи со все увеличивающимся отводом воды из питающих его рек. Особенно это заметно в северной части моря, где берега очень пологие и понижение уровня воды на каждый сантиметр приводит к образованию 100—120-метровых отмелей. Наглядными примерами могут служить высохшие заливы Мертвый калтук, Кяйдак и другие. Не менее впечатляет и тот факт, что за последние 200 лет море отступило от города Гурьева почти на 40 км. А ведь северный участок Каспия и протоки дельты Волги (также стремительно суживающиеся) издревле славятся как уникальные нерестилища ценнейших пород рыб. Последствия нетрудно представить.

Правда, в истории Каспийского моря отмечены периоды, когда его уровень был и пониже, чем сейчас, и, возможно, в будущем он опять сам по себе поднимется. Но мы не можем сложа руки уповать на естественный ход событий — дальнейшее развитие народного хозяйства требует скорейшего решения назревшей проблемы.

Эти соображения и побудили специалистов заняться разработкой

проектов по восстановлению уровня Каспийского моря. Их можно условно свести к трем вариантам.

Первый: направить северные реки европейской территории страны в бассейны Волги, Дона и даже Днепра.

Второй: то же самое сделать с сибирскими реками, усилить за их счет сток рек, текущих на юг.

И наконец, наиболее радикальный, выдвинутый в начале 50-х годов профессором Б. Апполовым: перегородить поперек Каспий 430-километровой плотиной и тем самым поднять уровень северной части моря на 2 м.

Не останавливаясь на подробном описании этих вариантов, отметим, что гидротехников больше всего привлекает первый из них. Да настолько, что они постепенно свыклись с мыслью: рано или поздно, а переброску части стока Печоры, Сухоны и других северных рек на юг придется осуществить. И их уже не особенно пугает то обстоятельство, что, помимо положительного эффекта, мероприятие принесет и отрицательный: затопятся колоссальные лесные массивы (16 тыс. кв. км); северные воды охладят южные, и это вредно скажется на подводной флоре и фауне; зимой появятся огромные ледяные поля, неблагоприятно влияющие на климат близлежащей территории; и целый ряд иных факторов, которые и предусмотреть сегодня невозможно.

По расчетам сторонников этого варианта, объем первоочередной переброски составит примерно 40 куб. км воды в год, причем чуть более половины пойдет на покрытие дефицита Каспия. Следовательно, речь идет не о восстановлении, а хотя бы о сохранении уровня воды. Однако отведенной доли объема вряд ли хватит. Исходя из поставленной таким образом задачи, попытаемся прикинуть, нет ли другого, более приемлемого и выгодного пути.

Обратим внимание на соседнее с Каспийским — Черное море. Через Босфорский пролив оно ежегодно отдает Средиземному морю в среднем 150 куб. км воды (поверхностным течением уносится 325 куб. км, а донным — возвращается 175 куб. км).

Так вот, почему бы не использовать этот избыток?

Вывод напрашивается сам собой — прорыть питающий канал, лучше всего — между Аэовом и Каспием, длиной около 1000 км. Надо сказать, подобная идея давно витала в воздухе. В 1879 году члень1 Кавказского отдела Русского технического общества заслушали обстоятельное сообщение М. Данилова «О проекте су-доходно-ирригационных каналов

между морями Каспийским, Черным

СМЕЛЫЕ ПРОЕКТЫ

и Азовским на основании окон генных изысканий». Прорабатывались похожие предложения и в наше время, но, увы, упорно отвергались. Последнее решение гласило: прекратить дальнейшие проработки по причине экономической нецелесообразности и того, что строительство канала повлекло бы повышение засоленности Азовского и Каспийского морей, а в результате — гибель ценнейших пород рыб.

Что ж, если это решение в свое время можно было как-то оправдать, то сейчас ситуация изменилась. Во-первых, так как мы задались целью не восстановить прежний уровень Каспия, а лишь поднять на 2 м и удержать на отметке 26 м, то ничто не мешает ограничить расход канала до 1300 м3/с (41 км3/год) и соответственно уменьшить стоимость его строительства. Во-вторых, засоленность Азовского моря за последние годы и так резко повысилась, и сейчас специалисты ломают головы, как бы его опреснить. А ведь именно с помощью рукотворной протоки и можно решить этот вопрос.

Солевой состав Черного моря весьма неравномерен: если воды его южной части, находящиеся под воздействием донного средиземноморского течения, содержат 17—18 г/л, то северо-западной, где впадают основные реки (Дунай, Днепр, Южный Буг, Днестр), — всего 8—13 г/л. Другими словами, здесь море несколько даже преснее Каспия (в среднем 11—13 г/л). Вот эти-то воды и направим в Азов, перекрыв плотиной Керченский пролив и прокопав 10-километровый Перекопский перешеек, а оттуда — в Каспий (см. рис.). В результате мы решим три проблемы: опресним Азовское море, создадим оптимальный солевой режим для Каспийского и сохраним его уровень.

Естественно, в Черное море будет поступать меньше речной воды и несколько больше средиземно-

канал

ВЛАДИМИР КОЛЕСНИКОВ, кандидат технических наук, начальник отдела проектного института Грузгипроводхоз, г. Тбилиси

22

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?