Техника - молодёжи 1984-01, страница 6

Техника - молодёжи 1984-01, страница 6

В. ЛУКЬЯНЕЦ (Москва). Затмение. 1979.

сать портреты или пейзажи, когда можно заснять их на слайды?

Дело, вероятно, в том, что живопись — это обобщение. В космосе открывается непочатый край работы для любого художника. И если мы не сумеем передать живописными средствами наше нынешнее восприятие вселенной, мы будем глубоко не правы. Мы обедним наших потомков.

Когда говорят о космической живописи, мне вспоминается мой первый полет, когда мы с О. Макаровым прибыли на корабле «Союз-27» в гости к Г. Гречко и Ю. Романен-ко на станцию «Салют-6». В первый же вечер я был потрясен восходом Солнца (восход вечером — космос полон таких парадоксов) над па

нелью солнечных батарей. Лучи падали на нее под очень косым углом, и маленькие пластинки, из которых она состояла, выдали немыслимую гамму красок. Мощный цветовой аккорд, будто на каком-то фантастическом цветомузыкальном органе. А через мгновение станция чуть сместилась и весь эффект пропал.

Эта красота возникла из сочетания сил природы и могущества человеческого разума. Но человек, конечно, поднял станцию в космос не только для создания этой красоты. Он поднял, ее в космос для работы. И в конечном счете ради сохранения мира.

ГЕОРГИИ

ГУРЕВИЧ,

писатель-фантаст:

мя — главная тема научной фантастики, ведь научная фантастика устремлена в будущее.

Сегодня любой студент и даже школьник понимает, что работать он будет не над тем, чему его учат сейчас, а над другими темами, которые пока еще не возникли. И научная фантастика помогает ему жить в стремительно меняющемся мире.

Второе слово — пространство. На выставке много пространства, пространства космического. Это естественно. Современный этап советской научной фантастики начался в 1957 году, после запуска первого советского искусственного спутника Земли. Будущее, фигурально выражаясь, полетело по небу, и те, кто раньше относился к рассказам о космических полетах как к беспочвенной выдумке, с удивлением обнаружили, что этим, оказывается, занимается серьезная наука...

Наконец, слово «человек». К сожалению, работ, посвященных человеку будущего, на выставке меньше всего. И я хотел бы обратиться к художникам-фантастам с предостережением: если его у вас не будет и завтра, то послезавтра его приведут те, кто вас сегодня ругает. Они возьмут у вас все то, что вы придумали и за что они вас ругают, и окружат всем этим человека, которого они умеют изображать...

Тем не менее прекрасно, что столько художников размышляет о будущем. Но я тщетно разыскивал на стендах выставки ту картину, которую ясно себе представляю: чтобы на ней была изображена домна (или даже вулкан) и чтобы в ее жерло бесконечным потоком сваливали танки, и ракеты, и бомбы...

ИГОРЬ

ДАВИДЕНКО, доктор

геолого-минералогических наук:

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

кПвкника- Т Гмояодажц ш

Ежемесячный общественно-политический, научно-художественный и производственный журнал ЦК ВЛКСМ Издается с июля 1933 года

К произведениям художников-фантастов у меня отношение чисто литературное. Когда я смотрю на эти работы, я испытываю радость и благодарность: наконец-то вы пришли к нам, к писателям-фантастам. Мы занимаемся фантастикой уже лет 35— 40, вы еще только-только начинаете. Но результаты уже есть, и отличные результаты.

Мне очень нравится название выставки: «Время— Пространство — Человек». Первое слово — время. Вре-

Скажу просто — мне повезло.

Мне повезло, когда я оторвался от своего чиновничьего стола, снял свои повседневные «кандалы» и приехал сюда, на выставку «Время — Пространство — Человек».

И я благодарен ее организаторам. Здесь есть то, чего не найти во многих других выставочных залах.

Ни для кого не секрет, что реалии сегодняшнего искусства очень часто не отражают реалий сегодняш-

© «Техника — молодежи», 1984 г.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?